Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/53

Эта страница не была вычитана
— 44 —

отношенія къ рефлектированію различеннаго въ себя. Оно противопоставляетъ внѣшнимъ образомъ оба эти опредѣленія одно другому и имѣетъ въ виду лишь ихъ, а не ихъ переходъ, который и есть существенное и содержитъ въ себѣ противорѣчіе. Остроумная рефлексія, о которой здѣсь можно упомянуть, состоитъ напротивъ въ обнаруженіи и высказываніи противорѣчія. Хотя она, правда, не выражаетъ собою понятія вещей и ихъ отношеній и имѣетъ своимъ матеріаломъ и содержаніемъ лишь опредѣленія представленій, но она приводитъ ихъ въ отношеніе, въ которомъ содержится ихъ противорѣчіе, и даетъ тѣмъ самымъ черезъ нихъ просвѣчивать ихъ понятію. Мыслящій же разумъ обостряетъ, такъ сказать, притупленное различеніе различнаго, простое многообразіе представленія, въ существенное различеніе, въ противоположность. Лишь такимъ путемъ многообразныя, обостренныя въ противорѣчіе, противополагаются энергически и жизненно и пріобрѣтаютъ въ немъ ту отрицательность, которая есть присущее самодвиженію и жизненности біеніе пульса.

По поводу онтологическаго доказательства существованія Бога уже было упомянуто, что лежащее въ основѣ его опредѣленіе есть совокупность всѣхъ реальностей. Относительно этого опредѣленія надлежитъ, во-первыхъ, показать, что оно возможно, ибо оно не содержитъ въ себѣ противорѣчія, такъ какъ реальность признается лишь неограниченною реальностью. Было упомянуто, что тѣмъ самымъ эта совокупность обращается въ простое неопредѣленное бытіе, или если реальности дѣйствительно понимаются, какъ болѣе опредѣленныя, въ совокупность всѣхъ отрицаній.

При ближайшемъ различеніи реальности оно переходитъ изъ различія въ противоположность и тѣмъ самымъ въ противорѣчіе, а совокупность всѣхъ реальностей вообще въ абсолютное противорѣчіе внутри себя. Обычный, Ьоггог испытываемый представляющимъ, не-умозрительнымъ мышленіемъ передъ противорѣчіемъ, какъ природою передъ ѵасииш, приводитъ къ отрицанію этого заключенія, такъ какъ это мышленіе останавливается на одностороннемъ соображеніи о разложеніи противорѣчія въ ничто и не признаетъ его положительной стороны, по которой противорѣчіе есть абсолютная дѣятельность и абсолютное основаніе.

Изъ соображенія природы противорѣчія вообще вытекаетъ, что для себя, такъ сказать, въ вещи еще нѣтъ вреда, недостатка или погрѣшности, если въ ней обнаружено противорѣчіе. Напротивъ, каждое опредѣленіе, каждое конкретное, каждое понятіе есть по существу единство различенныхъ и различаемыхъ моментовъ, которые черезъ опредѣленное, существенное различеніе становятся противорѣчивыми. Это противорѣчивое правда разлагается въ ничто, возвращается къ своему отрицательному единству. Вещь, субъектъ, понятіе есть именно это самое отрицательное единство; это есть нѣчто въ себѣ самомъ противорѣчивое, но равнымъ образомъ и разрѣшенное противорѣчіе; это основаніе, содержащее и носящее въ себѣ свои опредѣленія. Вещь, субъектъ или понятіе въ своей сферѣ рефлектированы въ себя, суть ихъ разрѣшенное противорѣчіе, но вся ихъ сфера опять-таки есть опредѣ


Тот же текст в современной орфографии

отношения к рефлектированию различенного в себя. Оно противопоставляет внешним образом оба эти определения одно другому и имеет в виду лишь их, а не их переход, который и есть существенное и содержит в себе противоречие. Остроумная рефлексия, о которой здесь можно упомянуть, состоит напротив в обнаружении и высказывании противоречия. Хотя она, правда, не выражает собою понятия вещей и их отношений и имеет своим материалом и содержанием лишь определения представлений, но она приводит их в отношение, в котором содержится их противоречие, и дает тем самым через них просвечивать их понятию. Мыслящий же разум обостряет, так сказать, притупленное различение различного, простое многообразие представления, в существенное различение, в противоположность. Лишь таким путем многообразные, обостренные в противоречие, противополагаются энергически и жизненно и приобретают в нём ту отрицательность, которая есть присущее самодвижению и жизненности биение пульса.

По поводу онтологического доказательства существования Бога уже было упомянуто, что лежащее в основе его определение есть совокупность всех реальностей. Относительно этого определения надлежит, во-первых, показать, что оно возможно, ибо оно не содержит в себе противоречия, так как реальность признается лишь неограниченною реальностью. Было упомянуто, что тем самым эта совокупность обращается в простое неопределенное бытие, или если реальности действительно понимаются, как более определенные, в совокупность всех отрицаний.

При ближайшем различении реальности оно переходит из различия в противоположность и тем самым в противоречие, а совокупность всех реальностей вообще в абсолютное противоречие внутри себя. Обычный, Ьоггог испытываемый представляющим, не-умозрительным мышлением перед противоречием, как природою перед иасииш, приводит к отрицанию этого заключения, так как это мышление останавливается на одностороннем соображении о разложении противоречия в ничто и не признает его положительной стороны, по которой противоречие есть абсолютная деятельность и абсолютное основание.

Из соображения природы противоречия вообще вытекает, что для себя, так сказать, в вещи еще нет вреда, недостатка или погрешности, если в ней обнаружено противоречие. Напротив, каждое определение, каждое конкретное, каждое понятие есть по существу единство различенных и различаемых моментов, которые через определенное, существенное различение становятся противоречивыми. Это противоречивое правда разлагается в ничто, возвращается к своему отрицательному единству. Вещь, субъект, понятие есть именно это самое отрицательное единство; это есть нечто в себе самом противоречивое, но равным образом и разрешенное противоречие; это основание, содержащее и носящее в себе свои определения. Вещь, субъект или понятие в своей сфере рефлектированы в себя, суть их разрешенное противоречие, но вся их сфера опять-таки есть опреде