Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/160

Эта страница не была вычитана
— 151 —

С.

Взаимодѣйствіе.

Въ конечной причинности относятся одна къ другой, какъ дѣйствующія, субстанціи. Механизмъ состоитъ въ той внѣшности причинности, при которой рефлексія причины въ ея дѣйствіе есть внутри себя вмѣстѣ съ тѣмъ отталкивающее бытіе или, иначе, причина остается въ томъ тожествѣ съ собою, которое свойственно причинной субстанціи въ ея дѣйствіи, равнымъ образомъ, непосредственно внѣшнею себѣ, дѣйствіе же переходитъ въ другую субстанцію. Во взаимодѣйствіи же этотъ механизмъ снятъ; ибо оно во-первыхъ, содержитъ въ себѣ исчезаніе этого первоначальнаго сохраненія непосредственной субстанціальности; а во-вторыхъ, возникновеніе причины и тѣмъ самымъ первоначальность, какъ опосредывающую себя съ собою черезъ свое отрицаніе.

Ближайшимъ образомъ взаимодѣйствіе представляется взаимною причинностью предположенныхъ, обусловливающихъ одна другую субстанцій; каждая есть въ противоположность другой вмѣстѣ и активная, и пассивная субстанція. Такъ какъ обѣ онѣ тѣмъ самымъ и пассивны, и активны, то вслѣдствіе того всякое различеніе ихъ снято; оно есть вполнѣ прозрачная видимость; онѣ субстанціи лишь въ томъ смыслѣ, что онѣ суть тожество активнаго и пассивнаго. Самое взаимодѣйствіе есть поэтому лишь еще пустой видъ и способъ; и требуется только еще нѣкоторое внѣшнее сочетаніе того, что уже и въ себѣ, и положено. Во-первыхъ, уже не субстраты состоятъ во взаимоотношеніи, а субстанціи; въ движеніи обусловленной причинности сняла себя еще остающаяся предположенная непосредственность, и обусловливающая причинная активность есть еще только воздѣйствіе или собственная пассивность. Но это воздѣйствіе исходитъ далѣе не отъ другой первоначальной субстанціи, а именно отъ нѣкоторой причинности, обусловленной воздѣйствіемъ или опосредованной. То ближайшимъ образомъ внѣшнее, которое привходитъ въ причину и образуетъ сторону ея пассивности, опосредовано поэтому ею самою, произведено ея собственною активностью и тѣмъ самымъ есть пассивность, положенная черезъ самую ея активность. Причинность обусловлена и обусловливаетъ; обусловливающее есть пассивное, но равнымъ образомъ и обусловленное пассивно. Эта условность или пассивность есть отрицаніе причины ею самою, такъ какъ она по существу обращаетъ себя въ дѣйствіе и именно потому есть причина. Поэтому, взаимодѣйствіе есть лишь сама причинность; причина не только имѣетъ дѣйствіе, но въ дѣйствіи, какъ причина, состоитъ въ отношеніи сама съ собою.

Тѣмъ самымъ причинность возвращена къ ея абсолютному понятію и вмѣстѣ съ тѣмъ сама дошла до понятія. Она есть ближайшимъ образомъ реальная необходимость, абсолютное тожество съ собою, такъ что различенія необходимости и взаимоотносящихся въ ней опредѣленій, субстанцій, суть


Тот же текст в современной орфографии

С.

Взаимодействие.

В конечной причинности относятся одна к другой, как действующие, субстанции. Механизм состоит в той внешности причинности, при которой рефлексия причины в её действие есть внутри себя вместе с тем отталкивающее бытие или, иначе, причина остается в том тожестве с собою, которое свойственно причинной субстанции в её действии, равным образом, непосредственно внешнею себе, действие же переходит в другую субстанцию. Во взаимодействии же этот механизм снят; ибо оно во-первых, содержит в себе исчезание этого первоначального сохранения непосредственной субстанциальности; а во-вторых, возникновение причины и тем самым первоначальность, как опосредывающую себя с собою через свое отрицание.

Ближайшим образом взаимодействие представляется взаимною причинностью предположенных, обусловливающих одна другую субстанций; каждая есть в противоположность другой вместе и активная, и пассивная субстанция. Так как обе они тем самым и пассивны, и активны, то вследствие того всякое различение их снято; оно есть вполне прозрачная видимость; они субстанции лишь в том смысле, что они суть тожество активного и пассивного. Самое взаимодействие есть поэтому лишь еще пустой вид и способ; и требуется только еще некоторое внешнее сочетание того, что уже и в себе, и положено. Во-первых, уже не субстраты состоят во взаимоотношении, а субстанции; в движении обусловленной причинности сняла себя еще остающаяся предположенная непосредственность, и обусловливающая причинная активность есть еще только воздействие или собственная пассивность. Но это воздействие исходит далее не от другой первоначальной субстанции, а именно от некоторой причинности, обусловленной воздействием или опосредованной. То ближайшим образом внешнее, которое привходит в причину и образует сторону её пассивности, опосредовано поэтому ею самою, произведено её собственною активностью и тем самым есть пассивность, положенная через самую её активность. Причинность обусловлена и обусловливает; обусловливающее есть пассивное, но равным образом и обусловленное пассивно. Эта условность или пассивность есть отрицание причины ею самою, так как она по существу обращает себя в действие и именно потому есть причина. Поэтому, взаимодействие есть лишь сама причинность; причина не только имеет действие, но в действии, как причина, состоит в отношении сама с собою.

Тем самым причинность возвращена к её абсолютному понятию и вместе с тем сама дошла до понятия. Она есть ближайшим образом реальная необходимость, абсолютное тожество с собою, так что различения необходимости и взаимоотносящихся в ней определений, субстанций, суть