Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/159

Эта страница не была вычитана
— 150 —

чтобы совпадать съ собою и тѣмъ самымъ дѣлаться первоначальнымъ и причиною. Становленіе положенія черезъ другое и собственное становленіе есть одно и то же.

Тѣмъ, что пассивная субстанція сама превратилась въ причину, внутри ея снимается, во-первыхъ, дѣйствіе; въ этомъ состоитъ ея противодѣйствіе. Она есть въ себѣ положеніе, какъ пассивная субстанція; равнымъ образомъ положеніе черезъ другую субстанцію положено внутри ея, именно поскольку она въ ней получила дѣйствіе послѣдней. Поэтому ея противодѣйствіе также содержитъ въ себѣ двоякое: а именно, во-первыхъ, то, что она есть въ себѣ, положена, а во-вторыхъ, что то, что есть ея положеніе, представляется ея бытіемъ въ себѣ; она есть въ себѣ положеніе и потому получаетъ дѣйствіе въ ней черезъ другое; но это положеніе есть, наоборотъ, ея собственное бытіе въ себѣ, и такимъ образомъ, оно есть ея дѣйствіе, она сама представляется причиною.

Во-вторыхъ, противодѣйствіе направляется противъ первой дѣйствующей причины. Дѣйствіе, которое снимаетъ съ себя первоначально пассивную субстанцію, именно и есть это дѣйствіе первой. Но причина имѣетъ свою субстанціальную дѣйствительность лишь въ своемъ дѣйствіи; если послѣднее снято, то снята и ея причинная субстанціальность. Это происходитъ въ ней, во-первыхъ, въ себѣ черезъ себя саму, поскольку она дѣлаетъ себя дѣйствіемъ; во-вторыхъ, — черезъ ранѣе того пассивную, теперь же воздѣйствующую обратно субстанцію, которая снимаетъ дѣйствіе первой. Правда, въ опредѣленной причинности субстанція, на которую что-либо дѣйствуетъ, также становится опять причиною и тѣмъ самымъ противодѣйствуетъ тому, чтобы нѣкоторое дѣйствіе было въ ней положено. Но она не дѣйствовала обратно противъ этой причины, а полагала свое дѣйствіе вновь въ другой субстанціи, черезъ что обнаруживался прогрессъ дѣйствій въ безконечность; такъ какъ здѣсь причина въ ея дѣйствіи лишь въ себѣ тожественна съ собою, то она съ одной стороны исчезаетъ въ своемъ покоѣ въ непосредственномъ тожествѣ, а съ другой, вновь возникаетъ въ нѣкоторой другой субстанціи. Напротивъ, въ условной причинности причина относится въ дѣйствіи къ самой себѣ, такъ какъ ея другое есть условіе предположенное, и ея дѣйствіе тѣмъ самымъ есть равнымъ образомъ становленіе, какъ положеніе и снятіе другого.

Далѣе она относится здѣсь, какъ пассивная субстанція; но, какъ оказалось, послѣдняя возникаетъ черезъ совершающееся надъ нею дѣйствіе, какъ причинная субстанція. Та первая причина, которая дѣйствуетъ въ началѣ и получаетъ обратно въ себѣ свое дѣйствіе, какъ противодѣйствіе, выступаетъ тѣмъ самымъ снова, какъ причина; вслѣдствіе чего убѣгающее въ ложнобезконечный прогрессъ дѣйствіе конечной причинности обращается назадъ и становится возвращающимся въ себя нѣкоторымъ безконечнымъ взаимодѣйствіемъ.


Тот же текст в современной орфографии

чтобы совпадать с собою и тем самым делаться первоначальным и причиною. Становление положения через другое и собственное становление есть одно и то же.

Тем, что пассивная субстанция сама превратилась в причину, внутри её снимается, во-первых, действие; в этом состоит её противодействие. Она есть в себе положение, как пассивная субстанция; равным образом положение через другую субстанцию положено внутри её, именно поскольку она в ней получила действие последней. Поэтому её противодействие также содержит в себе двоякое: а именно, во-первых, то, что она есть в себе, положена, а во-вторых, что то, что есть её положение, представляется её бытием в себе; она есть в себе положение и потому получает действие в ней через другое; но это положение есть, наоборот, её собственное бытие в себе, и таким образом, оно есть её действие, она сама представляется причиною.

Во-вторых, противодействие направляется против первой действующей причины. Действие, которое снимает с себя первоначально пассивную субстанцию, именно и есть это действие первой. Но причина имеет свою субстанциальную действительность лишь в своем действии; если последнее снято, то снята и её причинная субстанциальность. Это происходит в ней, во-первых, в себе через себя саму, поскольку она делает себя действием; во-вторых, — через ранее того пассивную, теперь же воздействующую обратно субстанцию, которая снимает действие первой. Правда, в определенной причинности субстанция, на которую что-либо действует, также становится опять причиною и тем самым противодействует тому, чтобы некоторое действие было в ней положено. Но она не действовала обратно против этой причины, а полагала свое действие вновь в другой субстанции, через что обнаруживался прогресс действий в бесконечность; так как здесь причина в её действии лишь в себе тожественна с собою, то она с одной стороны исчезает в своем покое в непосредственном тожестве, а с другой, вновь возникает в некоторой другой субстанции. Напротив, в условной причинности причина относится в действии к самой себе, так как её другое есть условие предположенное, и её действие тем самым есть равным образом становление, как положение и снятие другого.

Далее она относится здесь, как пассивная субстанция; но, как оказалось, последняя возникает через совершающееся над нею действие, как причинная субстанция. Та первая причина, которая действует в начале и получает обратно в себе свое действие, как противодействие, выступает тем самым снова, как причина; вследствие чего убегающее в ложнобезконечный прогресс действие конечной причинности обращается назад и становится возвращающимся в себя некоторым бесконечным взаимодействием.