Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/158

Эта страница не была вычитана
— 149 —

субстанціи. Или, иначе, такъ какъ пассивная субстанція сама есть двоякое, а именно нѣкоторое самостоятельное другое и вмѣстѣ съ тѣмъ предположенное и уже въ себѣ тожественное съ дѣйствующею причиною, то и дѣйствіе послѣдней само есть двоякое; оно ееть то и другое въ одномъ, снятіе своей опредѣленности, т.-е. своей обусловленности, или снятіе самостоятельности пассивной субстанціи; и снимая свое тожество съ собою, пассивная субстанція тѣмъ самымъ предполагаетъ себя или полагаетъ, какъ другое. Черезъ послѣдній моментъ пассивная субстанція сохраняется; то первое снятіе ея является по отношенію къ ней такимъ, что лишь нѣкоторыя ея опредѣленія снимаются, и что тожество ихъ съ нимъ совершается въ ней внѣшнимъ образомъ черезъ дѣйствіе.

Тѣмъ самымъ она испытываетъ насиліе. Насиліе есть явленіе силы или сила, какъ внѣшнее. Но сила есть внѣшнее лишь постольку, поскольку причиняющая субстанція въ ея дѣйствіи, т.-е. въ положеніи себя самой, есть вмѣстѣ съ тѣмъ предполагающая, т.-е. полагаетъ саму себя, какъ снятую. Наоборотъ, поэтому же равнымъ образомъ дѣйствіе насилія есть нѣкоторое дѣйствіе силы. Оно есть лишь нѣкоторое предположенное ею самою другое, на которое дѣйствуетъ производящая насиліе причина, ея дѣйствіе на это другое есть отрицательное отношеніе къ себѣ или проявленіе еебя самой. Пассивное ееть такое самостоятельное, которое есть лишь нѣчто положенное; нѣчто иреломленное въ себѣ самомъ, нѣкоторая дѣйствительность, которая есть условіе и при томъ условіе въ его истинѣ, т.-е. дѣйствительность, которая есть лишь возможность, или, наоборотъ, бытіе въ себѣ, которое есть лишь опредѣленность бытія въ себѣ, которое только пассивно. Поэтому то, что испытываетъ насиліе, уже не только не можетъ само производить насиліе, но должно подвергаться насилію; то, что оказываетъ насиліе надъ другимъ, оказываетъ оное лишь потому, что оно есть сила послѣдняго, проявляющаяся въ немъ, проявляющая другое. Пассивная субстанція черезъ насиліе становится лишь положенною, какъ то, что она есть поистинѣ, и именно потому, что она есть простое положительное или непосредственная субстанція, она есть лишь нѣчто положенное; предположеніе, которое есть она, какъ условіе, есть видимость непосредственности, которую дѣйствующая причинность отнимаетъ отъ нея.

Поэтому пассивной субстанціи черезъ воздѣйствіе нѣкотораго чужого насилія лишь оказывается ея право. То, что она теряетъ, есть сказанная непосредственность, чуждая ей субстанціальность. То, что она получаетъ чужого, именно быть опредѣленною, какъ нѣкоторое положеніе, есть ея собственное опредѣленіе. Но такъ какъ она положена въ своемъ положеніи или въ своемъ собственномъ опредѣленіи, то она тѣмъ самымъ нестолько снята, сколько совпадаетъ лишь съ самой собою и такимъ образомъ въ возникновеніи своей опредѣленности есть первоначальность. Такимъ образомъ, пассивная субстанція съ одной стороны сохраняется или полагается черезъ активную, именно поскольку послѣдняя дѣлаетъ саму себя снятою; а съ другой стороны дѣйствіе самого пассивнаго состоитъ въ томъ,


Тот же текст в современной орфографии

субстанции. Или, иначе, так как пассивная субстанция сама есть двоякое, а именно некоторое самостоятельное другое и вместе с тем предположенное и уже в себе тожественное с действующею причиною, то и действие последней само есть двоякое; оно ееть то и другое в одном, снятие своей определенности, т. е. своей обусловленности, или снятие самостоятельности пассивной субстанции; и снимая свое тожество с собою, пассивная субстанция тем самым предполагает себя или полагает, как другое. Через последний момент пассивная субстанция сохраняется; то первое снятие её является по отношению к ней таким, что лишь некоторые её определения снимаются, и что тожество их с ним совершается в ней внешним образом через действие.

Тем самым она испытывает насилие. Насилие есть явление силы или сила, как внешнее. Но сила есть внешнее лишь постольку, поскольку причиняющая субстанция в её действии, т. е. в положении себя самой, есть вместе с тем предполагающая, т. е. полагает саму себя, как снятую. Наоборот, поэтому же равным образом действие насилия есть некоторое действие силы. Оно есть лишь некоторое предположенное ею самою другое, на которое действует производящая насилие причина, её действие на это другое есть отрицательное отношение к себе или проявление еебя самой. Пассивное ееть такое самостоятельное, которое есть лишь нечто положенное; нечто иреломленное в себе самом, некоторая действительность, которая есть условие и при том условие в его истине, т. е. действительность, которая есть лишь возможность, или, наоборот, бытие в себе, которое есть лишь определенность бытия в себе, которое только пассивно. Поэтому то, что испытывает насилие, уже не только не может само производить насилие, но должно подвергаться насилию; то, что оказывает насилие над другим, оказывает оное лишь потому, что оно есть сила последнего, проявляющаяся в нём, проявляющая другое. Пассивная субстанция через насилие становится лишь положенною, как то, что она есть поистине, и именно потому, что она есть простое положительное или непосредственная субстанция, она есть лишь нечто положенное; предположение, которое есть она, как условие, есть видимость непосредственности, которую действующая причинность отнимает от неё.

Поэтому пассивной субстанции через воздействие некоторого чужого насилия лишь оказывается её право. То, что она теряет, есть сказанная непосредственность, чуждая ей субстанциальность. То, что она получает чужого, именно быть определенною, как некоторое положение, есть её собственное определение. Но так как она положена в своем положении или в своем собственном определении, то она тем самым нестолько снята, сколько совпадает лишь с самой собою и таким образом в возникновении своей определенности есть первоначальность. Таким образом, пассивная субстанция с одной стороны сохраняется или полагается через активную, именно поскольку последняя делает саму себя снятою; а с другой стороны действие самого пассивного состоит в том,