Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/150

Эта страница не была вычитана
— 141 —

а. Формальная причинность.

1. Причина есть первоначальное относительно дѣйствія. Субстанція, какъ сила, есть видимость или имѣетъ акцидентальность. Но, какъ сила, она есть также рефлексія въ себя въ своей видимости; такимъ образомъ, она излагаетъ свой переходъ, и эта видимость опредѣлена, какъ видимость, или акциденція положена, какъ то, что есть лишь положенное. Но субстанція исходитъ въ своемъ опредѣленіи не отъ акцидентальностн, какъ будто послѣдняя заранѣе была другимъ и лишь затѣмъ была положена, какъ опредѣленность, но обѣ онѣ суть одна дѣятельность. Субстанція, какъ сила, опредѣляетъ себя; но самое это опредѣленіе есть непосредственно снятіе опредѣленія и возвратъ. Она опредѣляетъ себя, — она, опредѣляющее, ееть такимъ образомъ, непосредственное и само уже опредѣленное; поскольку она опредѣляетъ себя, она такимъ образомъ полагаетъ это уже опредѣленное, (какъ опредѣленное; такимъ образомъ, она сняла положеніе и возвратилась въ себя.

Наоборотъ, этотъ возвратъ, такъ какъ онъ есть отрицательное отношеніе субстанціи къ себѣ, есть самъ опредѣленіе или отталкиваніе ея отъ себя; черезъ этотъ возвратъ становится опредѣленное, отъ котораго онъ начинаетъ и образуетъ теперь видимость его положенія, какъ преднайденнаго опредѣленнаго, какъ такового. Такимъ образомъ, абсолютная дѣятельность есть причина, — сила субстанціи въ ея истинѣ, какъ проявленіе, непосредственно также излагающее въ становленіи то, что есть въ себѣ, акциденцію, которая есть положеніе, полагаетъ ее, какъ положеніе; — дѣйствіе. Послѣднее есть поэтому, во-первыхъ, то же самое, что акцидентальность въ отношеніи субстанціальности, именно субстанція, какъ положеніе; но, во-вторыхъ, акциденція, какъ таковая, имѣетъ субстанціальность лишь чрезъ свое исчезаніе, какъ нѣчто преходящее; а какъ дѣйствіе, она есть тожественное съ собою положеніе; причина проявляется въ дѣйствіи, какъ вся субстанція, именно какъ рефлектированная въ себя въ самомъ положеніи, какъ таковомъ.

2. Этому рефлектированному въ себя положенію, опредѣленному, какъ опредѣленное, субстанція противостоитъ, какъ неположенное первоначальное. Такъ какъ она, какъ абсолютная сила, есть возвратъ въ себя, при чемъ самый этотъ возвратъ есть опредѣленіе, то она не есть уже только бытіе въ себѣ своей акциденціи, но и положена, какъ это бытіе въ себѣ. Поэтому субстанція имѣетъ дѣйствительность, лишь какъ причина. Но эта дѣйствительность, какъ ея бытіе въ себѣ, ея опредѣленность, положенная въ отношеніи субстанціальности, уже какъ опредѣленность, есть дѣйствіе; поэтому, субстанція имѣетъ ту дѣйствительность, которая свойственна ей, какъ причинѣ, лишь въ своемъ дѣйствіи. Такова та необходимость, которая есть причина. Она есть дѣйствительная субстанція, такъ какъ субстанція, какъ сила, опредѣляетъ саму себя; но она есть вмѣстѣ съ тѣмъ причина потому, что она излагаетъ эту опредѣленность или полагаетъ ее, какъ положеніе; такимъ образомъ, она полагаетъ свою дѣйствительность, какъ положеніе или какъ


Тот же текст в современной орфографии

а. Формальная причинность.

1. Причина есть первоначальное относительно действия. Субстанция, как сила, есть видимость или имеет акцидентальность. Но, как сила, она есть также рефлексия в себя в своей видимости; таким образом, она излагает свой переход, и эта видимость определена, как видимость, или акциденция положена, как то, что есть лишь положенное. Но субстанция исходит в своем определении не от акцидентальностн, как будто последняя заранее была другим и лишь затем была положена, как определенность, но обе они суть одна деятельность. Субстанция, как сила, определяет себя; но самое это определение есть непосредственно снятие определения и возврат. Она определяет себя, — она, определяющее, ееть таким образом, непосредственное и само уже определенное; поскольку она определяет себя, она таким образом полагает это уже определенное, (как определенное; таким образом, она сняла положение и возвратилась в себя.

Наоборот, этот возврат, так как он есть отрицательное отношение субстанции к себе, есть сам определение или отталкивание её от себя; через этот возврат становится определенное, от которого он начинает и образует теперь видимость его положения, как преднайденного определенного, как такового. Таким образом, абсолютная деятельность есть причина, — сила субстанции в её истине, как проявление, непосредственно также излагающее в становлении то, что есть в себе, акциденцию, которая есть положение, полагает ее, как положение; — действие. Последнее есть поэтому, во-первых, то же самое, что акцидентальность в отношении субстанциальности, именно субстанция, как положение; но, во-вторых, акциденция, как таковая, имеет субстанциальность лишь чрез свое исчезание, как нечто преходящее; а как действие, она есть тожественное с собою положение; причина проявляется в действии, как вся субстанция, именно как рефлектированная в себя в самом положении, как таковом.

2. Этому рефлектированному в себя положению, определенному, как определенное, субстанция противостоит, как неположенное первоначальное. Так как она, как абсолютная сила, есть возврат в себя, при чём самый этот возврат есть определение, то она не есть уже только бытие в себе своей акциденции, но и положена, как это бытие в себе. Поэтому субстанция имеет действительность, лишь как причина. Но эта действительность, как её бытие в себе, её определенность, положенная в отношении субстанциальности, уже как определенность, есть действие; поэтому, субстанция имеет ту действительность, которая свойственна ей, как причине, лишь в своем действии. Такова та необходимость, которая есть причина. Она есть действительная субстанция, так как субстанция, как сила, определяет саму себя; но она есть вместе с тем причина потому, что она излагает эту определенность или полагает ее, как положение; таким образом, она полагает свою действительность, как положение или как