Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/149

Эта страница не была вычитана
— 140 —

денціяхъ еще не приводитъ къ какому-либо реальному различенію. Въ этомъ первомъ опредѣленіи субстанція еще не проявилась во всемъ своемъ понятіи. Если субстанція различена, какъ тожественное себѣ бытіе въ себѣ и для себя, отъ себя самой, какъ полноты акциденцій, то, какъ сила, она есть посредствующее. Эта сила есть необходимость, положительное сохраненіе ея въ отрицательности акциденцій и ея простое положеніе въ ихъ устойчивости; этотъ средній терминъ есть тѣмъ самымъ единство самыхъ субстанціальности и акцидентальности, и ея крайніе термины не имѣютъ самостоятельной, устойчивости. Поэтому субстанціальность есть отношеніе, лишь какъ непосредственно исчезающее, она относится къ себѣ не какъ отрицательное, есть непосредственное единство силы съ самою собой въ формѣ лишь своего тожества, а не своей отрицательной сущности; лишь одинъ изъ ея моментовъ, именно отрицательное или отличеніе, есть просто исчезающій, а не тотъ другой, который есть тожественное. Это можно понимать также такъ. Видимость или акцидентальность есть въ себѣ правда субстанція черезъ то, что она причастна силѣ, но она не положена такъ, какъ эта тожественная себѣ видимость; такимъ образомъ, субстанція имѣетъ своимъ видомъ или положеніемъ лишь акцидентальность,- а не саму себя; она не есть субстанція, какъ субстанція. Стало быть, отношеніе субстанціальности таково ближайшимъ образомъ лишь потому, что оно обнаруживаетъ себя, какъ формальную силу, различенія которой несубстанціальны; оно есть въ дѣйствительности лишь внутреннее акциденцій, и послѣднія суть лишь въ субстанціи. Или, иначе, это отношеніе есть видимая полнота, лишь какъ становленіе; но оно есть равнымъ образомъ рефлексія; акцидентальность, которая есть въ себѣ субстанція, именно потому также положена, какъ таковая; такимъ образомъ, она опредѣлена, какъ относящаяся къ себѣ отрицательность въ противоположность себѣ, опредѣлена, какъ относящееся къ себѣ простое тожество съ собою, и есть тѣмъ самымъ сущая для себя, мощная субстанція. Такимъ образомъ, отношеніе субстанціальности переходитъ въ отношеніе причинности.

В.

Отношеніе причинности.

Субстанція есть сила и при томъ сила, рефлектированная въ себя, не какъ только переходящая, но какъ полагающая и отличающая отъ себя опредѣленія. Какъ относящаяся къ себѣ самой въ своемъ опредѣленіи, она сама есть то, что полагаетъ ее, какъ отрицательное, или дѣлаетъ ее положеніемъ. Послѣднее есть тѣмъ самымъ снятая субстанціальность, только положенное, дѣйствіе; а сущая для себя субстанція есть причина.

Это отношеніе причинности есть ближайшимъ образомъ только это отношеніе причины и дѣйствія; такимъ образомъ, оно есть формальное отношеніе причинности.


Тот же текст в современной орфографии

денциях еще не приводит к какому-либо реальному различению. В этом первом определении субстанция еще не проявилась во всём своем понятии. Если субстанция различена, как тожественное себе бытие в себе и для себя, от себя самой, как полноты акциденций, то, как сила, она есть посредствующее. Эта сила есть необходимость, положительное сохранение её в отрицательности акциденций и её простое положение в их устойчивости; этот средний термин есть тем самым единство самых субстанциальности и акцидентальности, и её крайние термины не имеют самостоятельной, устойчивости. Поэтому субстанциальность есть отношение, лишь как непосредственно исчезающее, она относится к себе не как отрицательное, есть непосредственное единство силы с самою собой в форме лишь своего тожества, а не своей отрицательной сущности; лишь один из её моментов, именно отрицательное или отличение, есть просто исчезающий, а не тот другой, который есть тожественное. Это можно понимать также так. Видимость или акцидентальность есть в себе правда субстанция через то, что она причастна силе, но она не положена так, как эта тожественная себе видимость; таким образом, субстанция имеет своим видом или положением лишь акцидентальность,- а не саму себя; она не есть субстанция, как субстанция. Стало быть, отношение субстанциальности таково ближайшим образом лишь потому, что оно обнаруживает себя, как формальную силу, различения которой несубстанциальны; оно есть в действительности лишь внутреннее акциденций, и последние суть лишь в субстанции. Или, иначе, это отношение есть видимая полнота, лишь как становление; но оно есть равным образом рефлексия; акцидентальность, которая есть в себе субстанция, именно потому также положена, как таковая; таким образом, она определена, как относящаяся к себе отрицательность в противоположность себе, определена, как относящееся к себе простое тожество с собою, и есть тем самым сущая для себя, мощная субстанция. Таким образом, отношение субстанциальности переходит в отношение причинности.

В.

Отношение причинности.

Субстанция есть сила и при том сила, рефлектированная в себя, не как только переходящая, но как полагающая и отличающая от себя определения. Как относящаяся к себе самой в своем определении, она сама есть то, что полагает ее, как отрицательное, или делает ее положением. Последнее есть тем самым снятая субстанциальность, только положенное, действие; а сущая для себя субстанция есть причина.

Это отношение причинности есть ближайшим образом только это отношение причины и действия; таким образом, оно есть формальное отношение причинности.