Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/139

Эта страница не была вычитана
— 130 —

какъ возможное, опредѣлено, и тѣмъ самымъ ето непосредственность снята, находится въ основаніи или бытіи въ себѣ и оттолкнута въ обоснованное, а также потому, что эта его возможность, отношеніе основанія, просто снята и положена, какъ бытіе. Необходимое есть, и это сущее есть само необходимое. Вмѣстѣ съ тѣмъ оно есть въ себѣ; эта рефлексія въ себя есть другое, чѣмъ та непосредственность бытія; и необходимость сущаго есть нѣкоторое другое. Поэтому сущее само не есть необходимое, но это бытіе въ себѣ есть само лишь положеніе, оно снято и само непосредственно. Такимъ образомъ, дѣйствительность въ различаемомъ отъ нея, въ возможности, тожественна самой себѣ. Какъ это тожество, она есть необходимость.

В.

Относительная необходимость или реальная дѣйствительность, возможность и необходимость.

1. Выяснившаяся теперь необходимость есть формальная, такъ какъ формальны ея моменты, именно простыя опредѣленія, которыя представляютъ собою полноту, лишь будучи непосредственнымъ единствомъ или непосредственнымъ превращеніемъ одного въ другое, и поэтому не имѣютъ вида самостоятельности. Въ этой формальной необходимости единство поэтому ближайшимъ образомъ просто и безразлично къ своимъ различеніямъ. Какъ непосредственное единство опредѣленій формы, эта необходимость есть дѣйствительность, но такая, которая, поскольку ея единство уже опредѣлено, какъ безразличное, къ различеніямъ опредѣленій формы, именно какъ единство ея самой и возможности, имѣетъ нѣкоторое содержаніе. Но послѣднее, какъ безразличное тожество, содержитъ также и форму, какъ безразличную, т.-е. какъ просто различныя опредѣленія, и есть вообще многообразное содержаніе. Эта дѣйствительность есть реальная дѣйствительность.

Реальная дѣйствительность, какъ таковая, есть ближайшимъ образомъ вещь со многими свойствами, осуществленный міръ; но она есть не осуществленіе, разлагающееся въ явленіе, а, какъ дѣйствительность, есть вмѣстѣ съ тѣмъ бытіе въ себѣ и рефлексія въ себя; она сохраняется въ разнообразіи простого осуществленія; ея внѣшность есть внутреннее отношеніе лишь къ себѣ самой. То, что дѣйствительно, можетъ дѣйствовать; нѣчто обнаруживаетъ свою дѣйствительность черезъ то, что оно производитъ. Его отношеніе къ другому есть проявленіе себя, не нѣкоторый переходъ, — такъ относится сущее нѣчто къ другому, ни явленіе, — такимъ бываетъ вещь лишь въ отношеніи къ другому; это нѣчто самостоятельное, имѣющее однако свою рефлексію въ себя, свою опредѣленную существенность въ нѣкоторомъ другомъ самостоятельномъ.

Реальная дѣйствительность имѣетъ, такимъ образомъ, возможность какъ бы непосредственно въ ней самой. Она содержитъ въ себѣ моментъ бытія въ себѣ; но, какъ лишь непосредственное единство, она отличена однимъ изъ опредѣленій формы и тѣмъ самымъ, какъ сущее, отъ бытія въ себѣ или отъ возможности.


Тот же текст в современной орфографии

как возможное, определено, и тем самым ето непосредственность снята, находится в основании или бытии в себе и оттолкнута в обоснованное, а также потому, что эта его возможность, отношение основания, просто снята и положена, как бытие. Необходимое есть, и это сущее есть само необходимое. Вместе с тем оно есть в себе; эта рефлексия в себя есть другое, чем та непосредственность бытия; и необходимость сущего есть некоторое другое. Поэтому сущее само не есть необходимое, но это бытие в себе есть само лишь положение, оно снято и само непосредственно. Таким образом, действительность в различаемом от неё, в возможности, тожественна самой себе. Как это тожество, она есть необходимость.

В.

Относительная необходимость или реальная действительность, возможность и необходимость.

1. Выяснившаяся теперь необходимость есть формальная, так как формальны её моменты, именно простые определения, которые представляют собою полноту, лишь будучи непосредственным единством или непосредственным превращением одного в другое, и поэтому не имеют вида самостоятельности. В этой формальной необходимости единство поэтому ближайшим образом просто и безразлично к своим различениям. Как непосредственное единство определений формы, эта необходимость есть действительность, но такая, которая, поскольку её единство уже определено, как безразличное, к различениям определений формы, именно как единство её самой и возможности, имеет некоторое содержание. Но последнее, как безразличное тожество, содержит также и форму, как безразличную, т. е. как просто различные определения, и есть вообще многообразное содержание. Эта действительность есть реальная действительность.

Реальная действительность, как таковая, есть ближайшим образом вещь со многими свойствами, осуществленный мир; но она есть не осуществление, разлагающееся в явление, а, как действительность, есть вместе с тем бытие в себе и рефлексия в себя; она сохраняется в разнообразии простого осуществления; её внешность есть внутреннее отношение лишь к себе самой. То, что действительно, может действовать; нечто обнаруживает свою действительность через то, что оно производит. Его отношение к другому есть проявление себя, не некоторый переход, — так относится сущее нечто к другому, ни явление, — таким бывает вещь лишь в отношении к другому; это нечто самостоятельное, имеющее однако свою рефлексию в себя, свою определенную существенность в некотором другом самостоятельном.

Реальная действительность имеет, таким образом, возможность как бы непосредственно в ней самой. Она содержит в себе момент бытия в себе; но, как лишь непосредственное единство, она отличена одним из определений формы и тем самым, как сущее, от бытия в себе или от возможности.