Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/134

Эта страница не была вычитана
— 125 —

въ силу котораго она есть полагающая и творящая. Правда, въ лейбницевой системѣ ееть также и дальнѣйшее, именно что Богъ есть источникъ осуществленія и сущности монадъ, что то абсолютное ограниченіе въ бытіи въ себѣ монадъ не ееть сущее въ себѣ и для себя, но исчезаетъ въ абсолютномъ. Но въ этнхъ опредѣленіяхъ проявляются лишь обычныя представленія, допущенныя безъ философскаго развитія и не возведенныя въ умозрительныя понятія. Такимъ образомъ, принципъ индивидуаціи не пріобрѣтаетъ своего болѣе глубокаго обоснованія; понятія отличеній различныхъ конечныхъ монадъ и ихъ отношенія къ ихъ абсолютному не вытекаютъ изъ самой сущности послѣдняго или абсолютнымъ образомъ, а принадлежатъ резонирующей, догматической рефлексіи и потому не достигаютъ внутренней связи.

ВТОРАЯ ГЛАВА.

Дѣйствительность.

Абсолютное есть единство внутренняго и внѣшняго, какъ первое, сущее въ себѣ единство. Его изложеніе оказалось внѣшнею рефлексіею, которая имѣетъ со своей стороны непосредственное, какъ преднайденное, но вмѣстѣ съ тѣмъ есть движеніе и отношеніе послѣдняго къ абсолютному и, какъ таковое, возвращаетъ его въ абсолютное, и опредѣляетъ оное, какъ простой видъ и способъ. Но этотъ видъ и способъ есть опредѣленіе самого абсолютнаго, именно его первое тожество или его просто въ себѣ сущее единство. И хотя черезъ эту рефлексію то первое бытіе въ себѣ положено, нетолько какъ несущественное опредѣленіе, но такъ какъ послѣднее есть отрицательное отношеніе къ себѣ, то лишь черезъ него возникаетъ тотъ модусъ. Лишь эта рефлексія, какъ снимающая саму себя въ ея опредѣленіяхъ и вообще какъ возвращающееся внутрь себя движеніе, и есть истинно абсолютное тожество, а вмѣстѣ съ тѣмъ опредѣленіе абсолютнаго или его модальность. Модусъ есть поэтому внѣшность абсолютнаго, но равнымъ образомъ лишь его рефлексія въ себя; иначе, онъ есть его собственное проявленіе, такъ что это проявленіе есть его рефлексія въ себя и тѣмъ самымъ его бытіе въ себѣ и для себя.

Какъ проявленіе, которое не есть что-либо большее и не имѣетъ иного содержанія кромѣ того, что оно есть проявленіе себя, абсолютное есть, такимъ образомъ, абсолютная форма. Дѣйствительность и должна быть понимаема, какъ эта рефлектированная абсолютность. Бытіе еще не есть дѣйствительное; оно есть первая непосредственность; его рефлексія есть поэтому становленіе и переходъ въ другое; или иначе, его непосредственность не есть бытіе въ себѣ и для себя. Дѣйствительность стоитъ также выше, чѣмъ осуществленіе. Послѣднее, правда, ееть непосредственность, возникшая изъ основанія и условій или изъ сущности и ея рефлексіи. Оно ееть поэтому въ себѣ то же, что и дѣйствительность, реальная рефлексія, но еще не есть поло


Тот же текст в современной орфографии

в силу которого она есть полагающая и творящая. Правда, в лейбницевой системе ееть также и дальнейшее, именно что Бог есть источник осуществления и сущности монад, что то абсолютное ограничение в бытии в себе монад не ееть сущее в себе и для себя, но исчезает в абсолютном. Но в этнх определениях проявляются лишь обычные представления, допущенные без философского развития и не возведенные в умозрительные понятия. Таким образом, принцип индивидуации не приобретает своего более глубокого обоснования; понятия отличений различных конечных монад и их отношения к их абсолютному не вытекают из самой сущности последнего или абсолютным образом, а принадлежат резонирующей, догматической рефлексии и потому не достигают внутренней связи.

ВТОРАЯ ГЛАВА.

Действительность.

Абсолютное есть единство внутреннего и внешнего, как первое, сущее в себе единство. Его изложение оказалось внешнею рефлексиею, которая имеет со своей стороны непосредственное, как преднайденное, но вместе с тем есть движение и отношение последнего к абсолютному и, как таковое, возвращает его в абсолютное, и определяет оное, как простой вид и способ. Но этот вид и способ есть определение самого абсолютного, именно его первое тожество или его просто в себе сущее единство. И хотя через эту рефлексию то первое бытие в себе положено, нетолько как несущественное определение, но так как последнее есть отрицательное отношение к себе, то лишь через него возникает тот модус. Лишь эта рефлексия, как снимающая саму себя в её определениях и вообще как возвращающееся внутрь себя движение, и есть истинно абсолютное тожество, а вместе с тем определение абсолютного или его модальность. Модус есть поэтому внешность абсолютного, но равным образом лишь его рефлексия в себя; иначе, он есть его собственное проявление, так что это проявление есть его рефлексия в себя и тем самым его бытие в себе и для себя.

Как проявление, которое не есть что-либо большее и не имеет иного содержания кроме того, что оно есть проявление себя, абсолютное есть, таким образом, абсолютная форма. Действительность и должна быть понимаема, как эта рефлектированная абсолютность. Бытие еще не есть действительное; оно есть первая непосредственность; его рефлексия есть поэтому становление и переход в другое; или иначе, его непосредственность не есть бытие в себе и для себя. Действительность стоит также выше, чем осуществление. Последнее, правда, ееть непосредственность, возникшая из основания и условий или из сущности и её рефлексии. Оно ееть поэтому в себе то же, что и действительность, реальная рефлексия, но еще не есть поло