Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/123

Эта страница не была вычитана
— 114 —

природномъ, научномъ и духовномъ развитіи вообще оказывается, и очень важно убѣдиться въ этомъ, что первое, пока нѣчто есть лишь внутреннее или также внутри своего понятія, именно потому есть лишь непосредственное, пассивное существованіе послѣдняго. Такъ, обращаясь къ ближайшему примѣру — разсмотрѣнное здѣсь существенное отношеніе прежде, чѣмъ оно получило движеніе и реализовалось черезъ опосредованіе, черезъ отношеніе силы, есть лишь отношеніе въ себѣ, его понятіе, или есть пока внутреннее. Но именно потому оно есть лишь внѣшнее, непосредственное отношеніе, отношеніе цѣлаго и частей, стороны котораго имѣютъ одна противъ другой безразличную устойчивость. Такъ сфера бытія вообще есть сначала просто лишь еще внутреннее, и потому она есть сфера сущей непосредственности или внѣшности. Сущность есть сначала лишь внутреннее; и именно потому она принимается также за вполнѣ внѣшнюю безсистемную совокупность; говорятъ сущность школы, сущность газеты, разумѣя подъ этимъ нѣчто сочетанное черезъ внѣшнюю связь существующихъ предметовъ, поскольку она возникаетъ безъ всякаго существеннаго соединенія, безъ организаціи. Или, обращаясь къ конкретнымъ предметамъ, зародышъ растенія или дитя еще внутреннее растеніе, внутренній человѣкъ. Но именно потому растеніе или человѣкъ, какъ зародышъ, есть нѣчто непосредственное, внѣшнее, не сообщившее еще себѣ отрицательнаго отношенія къ себѣ самому, нѣчто пассивное, преданное инобытію. Такъ, и Богъ въ своемъ непосредственномъ понятіи не есть духъ; духъ не есть непосредственная, противоположная опосредованію, но, напротивъ, вѣчно полагающая свою непосредственность и возвращающаяся отъ нея къ себѣ сущность. Непосредственно Богъ есть поэтому лишь природа. Или, "иначе, природа есть лишь внутренній, дѣйствительной не какъ духъ и потому не истинный Богъ. Или, иначе, Богъ въ мышленіи, какъ первомъ мышленіи, есть лишь чистое бытіе, или также сущность, отвлеченное абсолютное, а не Богъ, какъ абсолютный духъ, составляющій единственно истинную природу Бога.

3. Первое изъ разсмотрѣнныхъ тожествъ внутренняго и внѣшняго есть безразличная какъ къ отличенію этихъ опредѣленій, такъ и къ какой-либо ихъ внѣшней формѣ основа или содержаніе. Второе есть неопосредованное тожество различаемаго въ нихъ, непосредственное превращеніе каждаго въ свою противоположность или чистая форма. Но оба эти тожества суть лишь стороны одной и той же полноты, или, иначе, она сама есть лишь превращеніе одной изъ нихъ въ другую. Полнота, какъ основа и содержаніе, есть эта рефлектированная въ себя непосредственность лишь черезъ предполагающую рефлексію формы, снимающей свое различеніе и полагающей себя противъ него, какъ безразличное тожество, какъ рефлектированное единство. Или иначе, содержаніе есть сама форма, поскольку она опредѣляетъ себя, какъ различіе, и обращаетъ себя саму въ одну изъ своихъ сторонъ, какъ внѣшность, въ другую, какъ рефлектированную въ себѣ непосредственность или внутренность.

Поэтому же, наоборотъ, отличенія формы, внутреннее и внѣшнее, суть каждое положенное въ немъ самомъ, какъ полнота себя и своего другого;


Тот же текст в современной орфографии

природном, научном и духовном развитии вообще оказывается, и очень важно убедиться в этом, что первое, пока нечто есть лишь внутреннее или также внутри своего понятия, именно потому есть лишь непосредственное, пассивное существование последнего. Так, обращаясь к ближайшему примеру — рассмотренное здесь существенное отношение прежде, чем оно получило движение и реализовалось через опосредование, через отношение силы, есть лишь отношение в себе, его понятие, или есть пока внутреннее. Но именно потому оно есть лишь внешнее, непосредственное отношение, отношение целого и частей, стороны которого имеют одна против другой безразличную устойчивость. Так сфера бытия вообще есть сначала просто лишь еще внутреннее, и потому она есть сфера сущей непосредственности или внешности. Сущность есть сначала лишь внутреннее; и именно потому она принимается также за вполне внешнюю бессистемную совокупность; говорят сущность школы, сущность газеты, разумея под этим нечто сочетанное через внешнюю связь существующих предметов, поскольку она возникает без всякого существенного соединения, без организации. Или, обращаясь к конкретным предметам, зародыш растения или дитя еще внутреннее растение, внутренний человек. Но именно потому растение или человек, как зародыш, есть нечто непосредственное, внешнее, не сообщившее еще себе отрицательного отношения к себе самому, нечто пассивное, преданное инобытию. Так, и Бог в своем непосредственном понятии не есть дух; дух не есть непосредственная, противоположная опосредованию, но, напротив, вечно полагающая свою непосредственность и возвращающаяся от неё к себе сущность. Непосредственно Бог есть поэтому лишь природа. Или, "иначе, природа есть лишь внутренний, действительной не как дух и потому не истинный Бог. Или, иначе, Бог в мышлении, как первом мышлении, есть лишь чистое бытие, или также сущность, отвлеченное абсолютное, а не Бог, как абсолютный дух, составляющий единственно истинную природу Бога.

3. Первое из рассмотренных тожеств внутреннего и внешнего есть безразличная как к отличению этих определений, так и к какой-либо их внешней форме основа или содержание. Второе есть неопосредованное тожество различаемого в них, непосредственное превращение каждого в свою противоположность или чистая форма. Но оба эти тожества суть лишь стороны одной и той же полноты, или, иначе, она сама есть лишь превращение одной из них в другую. Полнота, как основа и содержание, есть эта рефлектированная в себя непосредственность лишь через предполагающую рефлексию формы, снимающей свое различение и полагающей себя против него, как безразличное тожество, как рефлектированное единство. Или иначе, содержание есть сама форма, поскольку она определяет себя, как различие, и обращает себя саму в одну из своих сторон, как внешность, в другую, как рефлектированную в себе непосредственность или внутренность.

Поэтому же, наоборот, отличения формы, внутреннее и внешнее, суть каждое положенное в нём самом, как полнота себя и своего другого;