Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/116

Эта страница не была вычитана
— 107 —

это единство имъ внѣшне. Отношеніе же силы есть высшій возвратъ въ себя, въ которомъ единство цѣлаго, составлявшее отношеніе самостоятельнаго инобытія, перестаетъ быть внѣшнимъ и безразличнымъ къ этому многообразію.

Какъ существенное отношеніе опредѣлилось теперь, непосредственная и рефлектированная самостоятельности внутри его положены, какъ снятыя или какъ моменты, которые въ предыдущемъ отношеніи были устойчивыми для себя сторонами или крайними терминами. Въ этомъ содержится, во-первыхъ, то, что и рефлектированное единство, и непосредственное существованіе, поскольку они оба суть первыя и непосредственныя, снимаются въ себѣ самихъ и переходятъ въ ихъ другое; первое, сила, переходитъ въ ея обнаруженіе, а внѣшнее есть нѣчто исчезающее, возвращающееся въ силу, какъ въ свое основаніе, и есть лишь постольку, поскольку оно носится и полагается ею. Во-вторыхъ, этотъ переходъ есть не только нѣкоторое становленіе и исчезаніе, но отрицательное отношеніе къ себѣ, или, иначе, то, что измѣняетъ его опредѣленіе, и тѣмъ самымъ рефлектировано въ себя и сохранено; движеніе силы есть нестолько нѣкоторый переходъ, сколько состоитъ въ томъ, что она сама себя переводитъ (ІіЪегзеІгІ) и въ этомъ положенномъ черезъ саму себя измѣненіи остается тѣмъ, что она есть. Въ-третьихъ, это рефлектированное, относящееся къ себѣ единство, само есть снятое и моментъ; оно опосредовано своимъ другимъ и имѣетъ послѣднее своимъ условіемъ; его отрицательное отношеніе къ себѣ, которое есть первое, и съ котораго начинается движеніе его перехода, изъ себя, также имѣетъ предположеніе, коимъ оно возбуждается (еоііісіѣігѣ лѵігсі), и другое, съ котораго оно начинаетъ.

а. Обусловленность силы.

Разсматриваемая въ своихъ ближайшихъ опредѣленіяхъ сила имѣетъ, во-первыхъ, въ ней моментъ сущей непосредственности. Она же сама опредѣлена напротивъ, какъ отрицательное единство; но послѣднее въ опредѣленіи непосредственнаго бытія есть нѣкоторое осуществленное нѣчто. Нѣчто, такъ какъ оно есть отрицательное единство, какъ непосредственное, является, какъ первое, сила же, такъ какъ она есть рефлектированное, — какъ положеніе и потому какъ принадлежащее осуществленной вещи или нѣкоторой матеріи. Сила не есть форма этой вещи, и вещь не опредѣляется черезъ нее; вещь, какъ непосредственное, безразлична къ ней. Въ вещи по этому опредѣленію нѣтъ основанія имѣть какую-либо силу; напротивъ, сила, какъ сторона положенія, имѣетъ своимъ существеннымъ предположеніемъ вещь. Если, спрашивается поэтому, какимъ образомъ вещь или матерія приходитъ къ тому, чтобы имѣть нѣкоторую силу, то послѣдняя является внѣшне связанною съ ними и внѣдренною въ вещь посредствомъ нѣкоторой внѣшней мощи.

Какъ эта непосредственная устойчивость, сила есть вообще покоящееся опредѣленіе вещи, не нѣчто обнаруживающееся во внѣ, но нѣчто непосредственно внѣшнее. Такъ, сила обозначается также, какъ матерія, и вмѣсто


Тот же текст в современной орфографии

это единство им внешне. Отношение же силы есть высший возврат в себя, в котором единство целого, составлявшее отношение самостоятельного инобытия, перестает быть внешним и безразличным к этому многообразию.

Как существенное отношение определилось теперь, непосредственная и рефлектированная самостоятельности внутри его положены, как снятые или как моменты, которые в предыдущем отношении были устойчивыми для себя сторонами или крайними терминами. В этом содержится, во-первых, то, что и рефлектированное единство, и непосредственное существование, поскольку они оба суть первые и непосредственные, снимаются в себе самих и переходят в их другое; первое, сила, переходит в её обнаружение, а внешнее есть нечто исчезающее, возвращающееся в силу, как в свое основание, и есть лишь постольку, поскольку оно носится и полагается ею. Во-вторых, этот переход есть не только некоторое становление и исчезание, но отрицательное отношение к себе, или, иначе, то, что изменяет его определение, и тем самым рефлектировано в себя и сохранено; движение силы есть нестолько некоторый переход, сколько состоит в том, что она сама себя переводит (ІиЪегзеИгИ) и в этом положенном через саму себя изменении остается тем, что она есть. В-третьих, это рефлектированное, относящееся к себе единство, само есть снятое и момент; оно опосредовано своим другим и имеет последнее своим условием; его отрицательное отношение к себе, которое есть первое, и с которого начинается движение его перехода, из себя, также имеет предположение, коим оно возбуждается (еоиіисиеиге лиигси), и другое, с которого оно начинает.

а. Обусловленность силы.

Рассматриваемая в своих ближайших определениях сила имеет, во-первых, в ней момент сущей непосредственности. Она же сама определена напротив, как отрицательное единство; но последнее в определении непосредственного бытия есть некоторое осуществленное нечто. Нечто, так как оно есть отрицательное единство, как непосредственное, является, как первое, сила же, так как она есть рефлектированное, — как положение и потому как принадлежащее осуществленной вещи или некоторой материи. Сила не есть форма этой вещи, и вещь не определяется через нее; вещь, как непосредственное, безразлична к ней. В вещи по этому определению нет основания иметь какую-либо силу; напротив, сила, как сторона положения, имеет своим существенным предположением вещь. Если, спрашивается поэтому, каким образом вещь или материя приходит к тому, чтобы иметь некоторую силу, то последняя является внешне связанною с ними и внедренною в вещь посредством некоторой внешней мощи.

Как эта непосредственная устойчивость, сила есть вообще покоящееся определение вещи, не нечто обнаруживающееся во вне, но нечто непосредственно внешнее. Так, сила обозначается также, как материя, и вместо