Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/111

Эта страница не была вычитана
— 102 —

тельнаго единства; собственная самостоятельность каждой изъ обѣихъ сторонъ есть то, что составляетъ форму отношенія. Его тожество поэтому есть лишь внѣшнее отношеніе (Ве/іеііип^), внѣ котораго остается ихъ самостоятельность; именно она остается свойственною сторонамъ; здѣсь не дано еще рефлек-тированнаго единства этого тожества и самостоятельныхъ осуществленій, еще не дано субстанціи. Поэтому, правда, выяснилось, что понятіе отношенія есть единство рефлектированной и непосредственной самостоятельности. Но, во-первыхъ, это понятіе само есть еще непосредственное, а потому и его моменты непосредственны одинъ въ противоположность другому, а единство ихъ есть существенное отношеніе, которое лишь постольку есть истинное, соотвѣтствующее понятію единство, поскольку оно реализовало себя, т.-е. положило себя, какъ это единство, черезъ свое движеніе.

Существенное отношеніе есть поэтому непосредственно отношеніе цѣлаго и частей, — отношеніе рефлектированной и непосредственной самостоятельности, такъ что обѣ суть вмѣстѣ съ тѣмъ лишь взаимно-обусловлйвающія и предполагающія одна другую.

Въ этомъ отношеніи ни одна изъ сторонъ еще не положена, какъ моментъ другой, ихъ тожество есть поэтому само одна изъ сторонъ; иначе говоря, оно не есть ихъ отрицательное единство. Поэтому, во-вторыхъ, дѣло сводится къ тому, чтобы одна изъ нихъ была моментомъ другой и была въ послѣдней, какъ въ своемъ основаніи, въ истинно-самостоятельномъ ихъ обѣихъ, — отношеніе силы и ея обнаруженія.

Въ третьихъ, еще остающееся неравенство этого отношенія снимаетъ себя, и послѣднее отношеніе есть отношеніе внутренняго и внѣшняго. Въ этомъ, ставшемъ совершенно формальнымъ отличеніи, самое отношеніе въ своемъ основаніи исчезаетъ, и выступаетъ субстанція или дѣйствительное, какъ абсолютное единство непосредственнаго и рефлектированнаго осуществленія.

А.

Отношеніе цѣлаго и частей.

Существенное отношеніе содержитъ въ себѣ, во-первыхъ, рефлекти-рованную въ себя самостоятельность осуществленія; такимъ образомъ это отношеніе есть простая форма, опредѣленія которой хотя и суть также осуществленія, но вмѣстѣ съ тѣмъ суть положенные, содержащіеся въ единствѣ моменты. Эта рефлектированная въ себя самостоятельность есть вмѣстѣ съ тѣмъ рефлексія въ ея противоположность, а именно въ непосредственную самостоятельность; и ея устойчивость есть по существу также .ея собственная самостоятельность, тожество съ ея противоположностью. А именно тѣмъ самымъ непосредственно положена во-вторыхъ и другая сторона; непосредственная самостоятельность, опредѣленная, какъ другое, есть многообразіе внутри себя, но такъ, что это многообразіе имѣетъ въ немъ по существу также отношеніе другой стороны, единство рефлектированной самостоятельности. Одна сторона, цѣлое, есть самостоятельность, которую образовалъ сущій въ себѣ и для себя


Тот же текст в современной орфографии

тельного единства; собственная самостоятельность каждой из обеих сторон есть то, что составляет форму отношения. Его тожество поэтому есть лишь внешнее отношение (Ве/иеииип^), вне которого остается их самостоятельность; именно она остается свойственною сторонам; здесь не дано еще рефлек-тированного единства этого тожества и самостоятельных осуществлений, еще не дано субстанции. Поэтому, правда, выяснилось, что понятие отношения есть единство рефлектированной и непосредственной самостоятельности. Но, во-первых, это понятие само есть еще непосредственное, а потому и его моменты непосредственны один в противоположность другому, а единство их есть существенное отношение, которое лишь постольку есть истинное, соответствующее понятию единство, поскольку оно реализовало себя, т. е. положило себя, как это единство, через свое движение.

Существенное отношение есть поэтому непосредственно отношение целого и частей, — отношение рефлектированной и непосредственной самостоятельности, так что обе суть вместе с тем лишь взаимно-обусловлйвающие и предполагающие одна другую.

В этом отношении ни одна из сторон еще не положена, как момент другой, их тожество есть поэтому само одна из сторон; иначе говоря, оно не есть их отрицательное единство. Поэтому, во-вторых, дело сводится к тому, чтобы одна из них была моментом другой и была в последней, как в своем основании, в истинно-самостоятельном их обеих, — отношение силы и её обнаружения.

В третьих, еще остающееся неравенство этого отношения снимает себя, и последнее отношение есть отношение внутреннего и внешнего. В этом, ставшем совершенно формальным отличении, самое отношение в своем основании исчезает, и выступает субстанция или действительное, как абсолютное единство непосредственного и рефлектированного осуществления.

А.

Отношение целого и частей.

Существенное отношение содержит в себе, во-первых, рефлекти-рованную в себя самостоятельность осуществления; таким образом это отношение есть простая форма, определения которой хотя и суть также осуществления, но вместе с тем суть положенные, содержащиеся в единстве моменты. Эта рефлектированная в себя самостоятельность есть вместе с тем рефлексия в её противоположность, а именно в непосредственную самостоятельность; и её устойчивость есть по существу также .её собственная самостоятельность, тожество с её противоположностью. А именно тем самым непосредственно положена во-вторых и другая сторона; непосредственная самостоятельность, определенная, как другое, есть многообразие внутри себя, но так, что это многообразие имеет в нём по существу также отношение другой стороны, единство рефлектированной самостоятельности. Одна сторона, целое, есть самостоятельность, которую образовал сущий в себе и для себя