Страница:Владимир Даль - Пословицы русского народа, 1862.pdf/41

Эта страница не была вычитана


ста осьмидесяти, въ кои вошло все, что было собрано по крохѣ. Затѣмъ я принялся снова за каждый разрядъ и старался подобрать въ немъ пословицы въ некоторой послѣдовательности и связи, по тому же ихъ значенію.

При такомъ расположеніи довольно полнаго сборника я уже не только тешусь остротою той либо другой пословицы, но вижу въ нихъ одну общую и цѣльную картину, въ которой есть болѣе глубокій смыслъ и значеніе, чѣмъ въ одиночныхъ заметкахъ. Это перегонъ или выморозки ума цѣлыхъ поколѣній, во образѣ своего роднаго быта, съ приправою всего, что только касалось этого насущнаго и умственнаго быта. Я могу за одинъ разъ вникнуть плотскимъ и духовнымъ глазомъ своимъ во все, что народъ сказалъ о любомъ предметѣ мірскаго и семейнаго быта; и если предметъ близокъ этому быту, если входитъ въ насущную его жизнь, то народъ – въ этомъ можетѣ быть уверены – разглядѣлъ и обсудилъ его кругомъ и со всѣхъ сторонъ, составилъ объ этомъ устные приговоры свои, пустилъ ихъ въ ходъ и решенія своего не изменитъ, покуда развѣ не изменятся обстоятельства.

А чего нѣтъ въ приговорахъ этихъ, то и въ насущности до народа не доходило, не заботило, не радовало и не печалило его.

Противъ этого сдѣлано было странное замечаніе: одна-дѣ пословица противоречитъ другой, на приговоръ есть приговоръ, и не знаешь, чего держаться. Не знаю, кого бы это смутило: развѣ можно обнять предметъ многосторонній однимъ взглядомъ и написать ему приговоръ въ одной строкѣ? В томъ-то и достоинство сборника пословицъ, что онъ даетъ не однобокое, а полное и круглое понятіе о вещи, собравъ все, что объ ней, по разнымъ