Страница:Владимир Даль - Пословицы русского народа, 1862.pdf/29

Эта страница не была вычитана


ку и значенія, а по мѣстной или личной привычкѣ: говоритъ, взялъ, вземши, оченно хорошо это самое дѣло; тово-воно какъ-оно. В сказкахъ такихъ условныхъ приговорокъ много: «Скоро сказка сказуется, не скоро дѣло дѣлается»; «Близко ли, далеко ли, низко ли, высоко ли»; «За тридевять земель, въ тридесятомъ государствѣ» и пръ. Какъ простые, такъ и сказочные пустоговорки иногда обращаются въ пословицу, заключая въ себѣ условный смыслъ; напримеръ: «Я бы и тово, да, вишь, жена-то не тово; ну, ужъ и я растово»; о пустомъ, грозномъ начальникѣ: «Проскакалъ выше лѣсу стоячего, ниже облака ходячего»; о строгости и непотачкѣ кому: «Онъ тишѣ воды, ниже травы сталъ» и пръ. С другаго конца, переходя въ наборъ складныхъ словъ, приговорки сливаются съ прибаутками.

Присловье весьма близко къ прозвищу, но относится не къ лицу, а къ цѣлой мѣстности, коей жителей дразнятъ, бранятъ или чествуютъ приложеннымъ къ нимъ присловьемъ. Оно иногда состоитъ въ одномъ только словѣ: «Рязанцы синебрюхіе»; «Ярославцы бѣлотельцы»; «Вятичи слѣпороды»; иногдѣ же въ цѣломъ изреченіи, прибауткѣ, прибасенкѣ: «Пенжанѣ свою ворону въ Москвѣ узнали»; «Ты чей, молодечъ? – Зубачевскій купечъ. – А гдѣ былъ? – В Москвѣ, по миру ходилъ». Послѣднее присловье уже весьма близко къ пословицѣ, а другимъ придано и вовсе пословичное значеніе: «Чухломскій рукосуй: рукавицы за поясомъ, а другихъ ищетъ». Присловье: «Бежечанѣ и колокольню рожкомъ подбили», встряхивая объ нея мимоходомъ табакъ, иногда употребляется въ томъ же значеніи, какъ «Капля камень долбитъ».