Страница:Владимир Даль - Пословицы русского народа, 1862.pdf/27

Эта страница не была вычитана


Петровича». Кто ея сочинилъ – не ведомо никому; но все ея знаютъ и ей покоряются. Это сочиненіе и достояніе общее, какъ и самая радость и горѣ, какъ выстраданная цѣлымъ поколѣніемъ опытная мудрость, высказавшаяся такимъ приговоромъ. Сочиненная же тогда только становится пословицею, когда пошла въ ходъ, принята и усвоена всеми.

Дѣлѣніе пословицъ на древніе и новые, на общіе и частные, общіе жъ и мѣстные, на историческіе, политическіе, юридическіе и пр. применимо только къ небольшому числу, на выборъ, да и можетъ быть толково только при особой цѣли разработки. Но и тутъ не обережешься натяжки, все народные пословицы сложились въ быту житейскомъ, и примененіе ихъ крайне разнообразно. Дѣлить на разряды можно ихъ по смыслу иносказанія, о чѣмъ болѣе поговоримъ ниже.

Пословичнымъ изреченіемъ назовемъ такое, которое вошло, въ видѣ пословицы, въ бесѣду нашу, хотя и не заключаетъ въ себѣ никакой притчи, иносказанія, обиняка; напримеръ, два изреченія, о коихъ у насъ была речь: Твори богъ волю свою и Суди богъ волю свою: это не пословицы и не поговорки, а пословичные речи, изреченія. Вѣрной и рѣзкой границы и здѣсь протянуть нельзя; въ строгомъ же смыслѣ въ разрядъ этотъ перешло бы весьма много пословицъ.

Поговорка, по народному же опредѣлѣнію, цвѣточекъ, а пословица ягодка; это вѣрно. Поговорка – окольное выраженіе, переносная речь, простое иносказаніе, обинякъ, способъ выраженія, но безъ притчи, безъ сужденія, заключенія, примененія; это одна первая половина пословицы. Поговорка заменяетъ только прямую речь околь-