Страница:Владимир Даль - Пословицы русского народа, 1862.pdf/24

Эта страница не была вычитана


ства, къ сочиненію уголовной пословицы, то очевидно развращаетъ нравы; остается положить его на костеръ и сжечь; я же прошу позабыть, что сборникъ былъ представленъ, тѣмъ болѣе, что это сдѣлано не мною».

Ради правды я обязанъ сказать, что мненіе противоположное всему этому было высказано въ то время просвещеннымъ сановникомъ, заведывавшимъ Публичною библіотекою.

Высказываю все это не какъ жалобу и обличеніе, а, во-первыхъ, какъ оправданіе, почему я не издалъ пословицъ ранѣе нынешнего, во-вторыхъ, для объясненія современнаго намъ быта. Не поглядевшись въ зеркало, самъ себя въ лицо не знаешь. Притомъ, мнѣ кажется, гдѣ речь идетъ о данныхъ для будущей исторіи нашего просвещенія, тамъ всякій обязанъ говорить то, на что у него есть въ рукахъ доказательства.

В сборникъ этотъ вошли, кромѣ пословицъ, пословичные изреченія, поговорки, присловья, скоро(чисто)говорки, прибаутки, загадки, повѣрья, примѣты, суеверья и много рѣченій, коимъ не сумею дать общей клички, дажѣ простые обороты речи, условно вошедшіе въ употребленіе.

Объ этомъ ученые ценители рукописи, успешно настоявшіе на томъ, чтобы она осталась еще на восемь лѣтъ подъ спудомъ, были такаго мненія: «Очень жаль, что все это совокуплено въ одну книгу: черезъ это онъ (собиратель) смѣшалъ назиданіе съ развращеніемъ, веру со лжеверіемъ и безверіемъ, мудрость съ глупостію и такимъ образомъ свой сборникъ много уронилъ... Очевидно, что и честь издателя, и польза читателей, и самое благоразуміе требовали бы два толстыхъ фолианта разбить на нѣсколько книгъ