Страница:Владимир Даль - Пословицы русского народа, 1862.pdf/10

Эта страница не была вычитана


заравнивая ямки и выбоины, и приводятъ все подъ одно полотно. У насъ же, болѣе чѣмъ гдѣ-нибудь, просвещеніе – такое, какое есть, – сдѣлалось гонителемъ всего роднаго и народнаго. Какъ, въ недавнѣе время еще, первымъ признакомъ притязанія на просвещеніе было бритіе бороды, такъ вообще избегалась и прямая русская речь и все, что къ ней относится. Со временъ Ломоносова, съ первой растяжки и натяжки языка нашего по римской и германской колодкѣ, продолжаютъ трудъ этотъ съ насиліемъ и все болѣе удаляются отъ истиннаго духа языка. Только въ самое послѣднее время стали догадываться, что насъ лешій обошелъ, что мы кружимъ и плутаемъ, сбившись съ пути, а зайдемъ неведомо куда. С одной стороны, ревнители готоваго чужаго, не считая нужнымъ изучить сперва свое, насильственно переносили къ намъ все въ томъ видѣ, въ какомъ оно попадалось и на чужой почвѣ, гдѣ оно было выстрадано и выработано, тогда какъ тутъ могло приняться только заплатами и лоскомъ; съ другой – бездарность опошлила то, что, усердствуя, старалась внести изъ роднаго быта въ перчаточное сословіе. С одну сторону черемиса, а съ другую берегися. Какъ бы то ни было, но изъ всего этого слѣдуетъ, что если не собрать и не сберечь народныхъ пословицъ вовремя, то они, вытесняемые уровнемъ безличности и бесцвѣтности, стрижкою подъ гребенку, то есть общенароднымъ просвещеніемъ, изникнутъ, какъ родники въ засуху.

Простой народъ упорнѣе хранитъ и сберегаетъ исконный бытъ свой, и въ косности его есть и дурная и хорошая сторона. Отцы и деды – для него великое дѣло; не разъ ожегшись на молокѣ, онъ дуетъ и на воду,