Открыть главное меню

Страница:Близ грядущий антихрист и царство диавола на земле - сост. Сергей Нилус (1911).pdf/67

Эта страница была вычитана
— 59 —

внѣшнему врагу ему дозволено и не почитается безнравственнымъ употреблять всякія мѣры борьбы, какъ напримѣръ, не ознакомлять врага съ планами или нападеніями защиты, нападать на него ночью или неравнымъ числомъ людей, то почему же такія же мѣры въ отношеніи худшаго врага, нарушителя общественнаго строя и благоденствія, можно назвать недозволенными и безнравственными?

Толпа. Анархія.Можетъ ли здравый логическій умъ надѣяться успѣшно руководить толпами прй помощи разумныхъ увѣщаній или уговоровъ при возможности противорѣчія хотя бы и безсмысленнаго, но которое можетъ показаться поверхностно разумѣющему народу болѣе пріятнымъ? Руководясь исключительно мелкими страстями, повѣріями, обычаями, традиціями и сантиментальными теоріями, люди въ толпѣ и люди толпы поддаются партійному расколу, мѣшающему всякому соглашение даже на почвѣ вполнѣ разумнаго увѣщеванія. Всякое рѣшеніе толпы зависитъ отъ случайнаго или подстроеннаго большинства, которое, по невѣдѣнію политическихъ тайнъ, произносить абсурдное рѣшеиіе, кладущее зародышъ анархіи въ управленіи.

Политика и мораль.Политика не имѣетъ ничего общаго съ моралью. Правитель, руководящійся моралью неполитиченъ, а потому не проченъ на своемъ престолѣ. Кто хочетъ править, должевъ прибѣгать и къ хитрости, и къ лицемѣрію. Великія народныя качества — откровенность и честность — суть пороки въ политикѣ, потому что они свергаютъ съ престоловъ лучше и вѣрнѣе сильнѣйшаго врага. Эти качества должны быть атрибутами гоевскихъ царствъ, мы же отнюдь не должны руководиться ими.

Право сильнаго.Наше право — въ силѣ. Слово «право» есть отвлеченная Право сильнага и ничѣмъ недоказанная мысль. Слово это означаетъ не болѣе, какъ: дайте мнѣ то, чего я хочу, чтобы я тѣмъ самымъ получилъ доказательство, что я сильнѣе васъ.

Гдѣ начинается право? Гдѣ оно кончается?

Въ государствѣ, въ которомъ плохая организація власти, безличіе законовъ и правителя, обезличенныхъ размножившимися отъ либерализма правами, я черпаю новое право — броситься по праву сильнаго и разнести всѣ суще-