Открыть главное меню

Страница:Библиотека для чтения 57 (1843).djvu/249

Эта страница была вычитана


— Гдѣ она? кричалъ Лабе, бѣгая по комнатамъ. Гдѣ она? Я прощаю дорогую преступницу.... Она невинна, какъ моя Гіацинта.... Гдѣ же она?

И Лабе принялся объискивать Энемонда.

— Она не смѣетъ ступать на порогъ отцовскаго....

— Вздоръ! смѣетъ, клянусь Гіацинтой, смѣетъ? Я ее простилъ... Марта, Марта, опускай мостъ, отворяй ворота... Тотъ, бестія, спитъ....

— Но, мессиръ Лабе... прервалъ Энемондъ, схвативъ его за руку уже въ саду: — Не забудьте о нашемъ условіи. Я открылся вамъ какъ отцу... Нескромность....

— Вздоръ! Я буду скроменъ, какъ моя Гіацинта! Пустяки! Эй, Марта.... Мостъ.... Ворота.... Кликни этого негодяя Себастіана.... Да! А Себастіанъ съ вами?

— Въ обозѣ.... — О, дамъ же я ему! Повѣшу какъ жида на гнилой липѣ....

— Мессиръ Лабе! А условіе?...

— Не повѣшу, не повѣшу! Это я только такъ, на радости. Луиза!! Луиза!!...

И старикъ самъ принялъ ее съ лошади; и героиня, победительница Испанцевъ, образецъ терпѣнія, переносившая всѣ военныя невыгоды, лишенія, безсонницу, словомъ, Луиза Лабе, не выдержала свиданія съ отцомъ, котораго она такъ чувствительно оскорбила, и обморокъ впервые посѣтилъ красавицу... Осторожный рыцарь, боясь чтобы въ эти опасныя минуты, тайна не вырвалась изъ устъ отца или дочери, приказалъ перенести ее въ спальню и тамъ заперся съ отцомъ и съ нею. Она скоро очнулась. Послѣ разныхъ лобызаній, разговоровъ, рыцарь оставилъ домъ Лабе; всѣ сподвижники и домочадцы провожали его до мосту; онъ сѣлъ на коня; привѣтливо поклонился, и шибкой рысью поѣхалъ по незастроенному еще переулку. Симонъ не утерпѣлъ; поскакалъ за нимъ;


Тот же текст в современной орфографии

— Где она? кричал Лабе, бегая по комнатам. Где она? Я прощаю дорогую преступницу.... Она невинна, как моя Гиацинта.... Где же она?

И Лабе принялся обыскивать Энемонда.

— Она не смеет ступать на порог отцовского....

— Вздор! смеет, клянусь Гиацинтой, смеет? Я ее простил... Марта, Марта, опускай мост, отворяй ворота... Тот, бестия, спит....

— Но, мессир Лабе... прервал Энемонд, схватив его за руку уже в саду: — Не забудьте о нашем условии. Я открылся вам как отцу... Нескромность....

— Вздор! Я буду скромен, как моя Гиацинта! Пустяки! Эй, Марта.... Мост.... Ворота.... Кликни этого негодяя Себастиана.... Да! А Себастиан с вами?

— В обозе.... — О, дам же я ему! Повешу как жида на гнилой липе....

— Мессир Лабе! А условие?...

— Не повешу, не повешу! Это я только так, на радости. Луиза!! Луиза!!...

И старик сам принял ее с лошади; и героиня, победительница испанцев, образец терпения, переносившая все военные невыгоды, лишения, бессонницу, словом, Луиза Лабе, не выдержала свидания с отцом, которого она так чувствительно оскорбила, и обморок впервые посетил красавицу... Осторожный рыцарь, боясь, чтобы в эти опасные минуты тайна не вырвалась из уст отца или дочери, приказал перенести ее в спальню и там заперся с отцом и с нею. Она скоро очнулась. После разных лобызаний, разговоров, рыцарь оставил дом Лабе; все сподвижники и домочадцы провожали его до мосту; он сел на коня; приветливо поклонился, и шибкой рысью поехал по незастроенному еще переулку. Симон не утерпел; поскакал за ним;