Открыть главное меню

Страница:Бальмонт. Поэзия как волшебство. 1915.pdf/94

Эта страница была вычитана

И бѣлый хмѣль взметается столбомъ.
Лихой гонецъ, взрывая бѣлый дымъ,
Пѣвучимъ вихремъ мчится къ молодымъ.
Дымитъ и скачетъ, трубитъ въ бѣлый рогъ,
Роняетъ щедро жемчугъ вдоль дорогъ.
Въ вѣнчальномъ полѣ дикая Мятель
Прядетъ—свиваетъ бѣлую кудель.
Поютъ ея прислужницы и ткутъ,
Тебя въ свой бархатъ бѣлый облекутъ,—
И будешь ты на вѣчность темныхъ лѣтъ,
Мой блѣдный княжичъ щеголемъ одѣтъ.
Твоихъ кудрей веселыхъ нѣжный ленъ
Вѣнцомъ изъ лилій будетъ убѣленъ.
И въ тайный часъ твоихъ вѣнчальныхъ грезъ
Поникнешь ты средь бѣлыхъ-бѣлыхъ розъ.
И трижды краше будешь ты средь нихъ,
Красавецъ блѣдный, бѣлый мой женихъ!

Магія знанія можетъ таить въ себѣ магію проклятія. Опираясь на пониманіе точнаго закона, мы можемъ впасть въ цѣпенящее царство убивающаго сознанія. Есть цѣнная истина, хорошо формулированная пѣвцомъ Вѣтра, Моря, и человѣческихъ глубинъ, Шелли: „Человѣкъ не можетъ сказать—я хочу написать созданіе Поэзіи. Даже величайшій поэтъ не можетъ этого сказать, потому что умъ въ состояніи творчества является какъ бы потухающимъ углемъ, который дѣйствіемъ


Тот же текст в современной орфографии

И белый хмель взметается столбом.
Лихой гонец, взрывая белый дым,
Певучим вихрем мчится к молодым.
Дымит и скачет, трубит в белый рог,
Роняет щедро жемчуг вдоль дорог.
В венчальном поле дикая Метель
Прядет — свивает белую кудель.
Поют её прислужницы и ткут,
Тебя в свой бархат белый облекут, —
И будешь ты на вечность темных лет,
Мой бледный княжич щеголем одет.
Твоих кудрей веселых нежный лен
Венцом из лилий будет убелен.
И в тайный час твоих венчальных грез
Поникнешь ты средь белых-белых роз.
И трижды краше будешь ты средь них,
Красавец бледный, белый мой жених!

Магия знания может таить в себе магию проклятия. Опираясь на понимание точного закона, мы можем впасть в цепенящее царство убивающего сознания. Есть ценная истина, хорошо формулированная певцом Ветра, Моря, и человеческих глубин, Шелли: «Человек не может сказать — я хочу написать создание Поэзии. Даже величайший поэт не может этого сказать, потому что ум в состоянии творчества является как бы потухающим углем, который действием