Открыть главное меню

Страница:Бальмонт. Поэзия как волшебство. 1915.pdf/92

Эта страница была вычитана

превзойдены. Здѣсь вѣдунъ-рудокопъ работалъ, и узрѣлъ подъ землей текучіе колодцы драгоцѣнныхъ камней, и, властной рукой зачерпнувъ полный ковшъ, выплеснулъ намъ говорящую влагу. Русскій крестьянинъ выносилъ въ душѣ своей множество заговоровъ, самыхъ причудливыхъ, вплоть до Заговора на тридцать три тоски. Неуловимый въ своихъ неожиданностяхъ, вѣтролетный Пушкинъ создалъ въ „Обвалѣ” безсмертный и дѣйственный „Заговоръ на вѣщія буквы”, „Заговоръ на вызываніе звуковой вѣсти-повѣсти“.

Современный стихъ, принявши въ себя колдовское начало Музыки, сталъ многограннымъ и угадчивымъ. Особое состояніе стихій, и прикосновеніе души къ первоистокамъ жизни, выражены современнымъ стихомъ вѣдовски. Не называя именъ, которыя конечно у всѣхъ въ памяти, какъ прославленныя, я беру двѣ напѣвности изъ двухъ разныхъ поэтовъ, независимо отъ соображеній общей оцѣнки, историко-литературной, лишь въ прямомъ примѣненіи примѣра чаровнической поэзіи: „Печать” Вячеслава Иванова, гдѣ внутренняя музыка основана на Ч, П, и нѣмотствующемь М, и „Вѣнчаніе” Юргиса Балтрушайтиса, гдѣ


Тот же текст в современной орфографии

превзойдены. Здесь ведун-рудокоп работал, и узрел под землей текучие колодцы драгоценных камней, и, властной рукой зачерпнув полный ковш, выплеснул нам говорящую влагу. Русский крестьянин выносил в душе своей множество заговоров, самых причудливых, вплоть до Заговора на тридцать три тоски. Неуловимый в своих неожиданностях, ветролетный Пушкин создал в «Обвале» бессмертный и действенный «Заговор на вещие буквы», «Заговор на вызывание звуковой вести-повести».

Современный стих, принявши в себя колдовское начало Музыки, стал многогранным и угадчивым. Особое состояние стихий, и прикосновение души к первоистокам жизни, выражены современным стихом ведовски. Не называя имен, которые конечно у всех в памяти, как прославленные, я беру две напевности из двух разных поэтов, независимо от соображений общей оценки, историко-литературной, лишь в прямом применении примера чаровнической поэзии: «Печать» Вячеслава Иванова, где внутренняя музыка основана на Ч, П, и немотствующемь М, и «Венчание» Юргиса Балтрушайтиса, где