Открыть главное меню

Страница:Бальмонт. Поэзия как волшебство. 1915.pdf/74

Эта страница была вычитана

чи,А участвуетъ и въ самомъ смиренномъ, что́ есть—звѣриный крикъ. А есть въ лаѣ собаки, А есть въ ржаніи лошади. Такъ и таинственное В. Я не тѣло, а духъ. А духъ есть Вѣтеръ. А Вѣтеръ есть В. Вайю и Ва́ата по Санскритски, Вѣйясъ у Литовцевъ, Ventus у Римлянъ, Viento у Испанцевъ, Wind у Германцевъ, Wind (Уиндъ) и стихотворное Wind (Уайндъ) у Англичанъ, Wiatr у Поляковъ,—Вѣтеръ, живущій и въ человѣческомъ духѣ и въ духѣ Божіемъ, что носился надъ безформенными водами, водоворотъ мчащійся въ циклонѣ и забвенно вѣющій въ листвѣ ивы надъ ручьемъ, Вѣтеръ шаловливо уронилъ малый звуковой гіэроглифъ свой—В—въ хрустальное горлышко пѣвчихъ птицъ; Віитъ поетъ малиновка, Циви зоветъ трясогузка, Тіи-вить—десятый высшій звукъ соловья. Эта рулада Тіи-вить, какъ говоритъ Тургеневъ, у хорошаго нотнаго соловья имѣетъ наивысшее значеніе, дѣлающее его верховнымъ маэстро.

Зная, что звуки нашей рѣчи участвуютъ, не равно и съ неопредѣлимой долей посвященности, въ сокровенныхъ голосахъ Природы, мы безсильны въ точности опредѣлить, почему тотъ или иной звукъ дѣйствуетъ на


Тот же текст в современной орфографии

чи, — А участвует и в самом смиренном, что́ есть — звериный крик. А есть в лае собаки, А есть в ржании лошади. Так и таинственное В. Я не тело, а дух. А дух есть Ветер. А Ветер есть В. Вайю и Ва́ата по Санскритски, Вейяс у Литовцев, Ventus у Римлян, Viento у Испанцев, Wind у Германцев, Wind (Уинд) и стихотворное Wind (Уайнд) у Англичан, Wiatr у Поляков, — Ветер, живущий и в человеческом духе и в духе Божием, что носился над бесформенными водами, водоворот мчащийся в циклоне и забвенно веющий в листве ивы над ручьем, Ветер шаловливо уронил малый звуковой гиэроглиф свой — В — в хрустальное горлышко певчих птиц; Виит поет малиновка, Циви зовет трясогузка, Тии-вить — десятый высший звук соловья. Эта рулада Тии-вить, как говорит Тургенев, у хорошего нотного соловья имеет наивысшее значение, делающее его верховным маэстро.

Зная, что звуки нашей речи участвуют, не равно и с неопределимой долей посвященности, в сокровенных голосах Природы, мы бессильны в точности определить, почему тот или иной звук действует на