Открыть главное меню

Страница:Бальмонт. Поэзия как волшебство. 1915.pdf/60

Эта страница была вычитана


Слово есть чудо, а въ чудѣ волшебно все, что его составляетъ. Если мы будемъ пристально вглядываться слухомъ понимающимъ въ каждый отдѣльный звукъ нашей родной рѣчи, человѣческой рѣчи вообще, рѣчи звѣриныхъ голосовъ, рѣчи существующей въ пѣньи и крикахъ птицъ, рѣчи шелестящихъ деревьевъ, и тѣхъ природныхъ сущностей, которыя принято считать неодушевленными, какъ ручей, рѣка, вѣтеръ, буря, громъ,—мы увидимъ, что есть отдѣльные звуки, отдѣльныя поющія буквы, которые имѣютъ такой объемлющій нравъ, что повторяются не только въ рѣчи говорящаго человѣка, но и въ голосахъ Природы, оттѣняя такимъ образомъ нашу человѣческую рѣчь, переброшенной въ нее изъ Природы, звуковою чарой. Прежде чѣмъ говорить объ этой усложненной звуковой чарѣ, подойдемъ вплоть къ отдѣльнымъ звукамъ нашей рѣчи. Вслушиваясь долго и пристально въ разные звуки, всматриваясь любовно въ отдѣльныя буквы, я не могу не подходить къ извѣстнымъ угаданіямъ, я строю изъ звуковъ, слоговъ, и словъ родной своей рѣчи завѣтную часовню, гдѣ все исполнено углубленнаго смысла и проникновенія. Я знаю, что,


Тот же текст в современной орфографии

Слово есть чудо, а в чуде волшебно всё, что его составляет. Если мы будем пристально вглядываться слухом понимающим в каждый отдельный звук нашей родной речи, человеческой речи вообще, речи звериных голосов, речи существующей в пеньи и криках птиц, речи шелестящих деревьев, и тех природных сущностей, которые принято считать неодушевленными, как ручей, река, ветер, буря, гром, — мы увидим, что есть отдельные звуки, отдельные поющие буквы, которые имеют такой объемлющий нрав, что повторяются не только в речи говорящего человека, но и в голосах Природы, оттеняя таким образом нашу человеческую речь, переброшенной в нее из Природы, звуковою чарой. Прежде чем говорить об этой усложненной звуковой чаре, подойдем вплоть к отдельным звукам нашей речи. Вслушиваясь долго и пристально в разные звуки, всматриваясь любовно в отдельные буквы, я не могу не подходить к известным угаданиям, я строю из звуков, слогов, и слов родной своей речи заветную часовню, где всё исполнено углубленного смысла и проникновения. Я знаю, что,