Открыть главное меню

Страница:Бальмонт. Поэзия как волшебство. 1915.pdf/25

Эта страница была вычитана

дѣлахъ Земли Южной, по всѣмъ побережьямъ которой шумитъ всеокружный Океанъ.

Первобытный человѣкъ чернаго цвѣта, живущій здѣсь, запечатлѣлъ въ напѣвныхъ своихъ сказаніяхъ ту степень проникновенія въ жизнь Природы, ту лучистую ступень Міроощущенія, когда отдѣльное человѣческое Я безъ конца тонетъ и вновь возникаетъ въ слитномъ сновидѣніи Міротворчества. Оно въ томъ всепоэмномъ бытіи, когда говорятъ птицы и травы, и каждое животное есть человѣкъ, а каждый человѣкъ есть звѣрь.

Міръ нуждается въ образованіи ликовъ,—въ Мірѣ есть чародѣи, которые магическою своею волей и напѣвнымъ словомъ расширяютъ и обогащаютъ кругъ существованія. Природа даетъ лишь зачатки бытія, создаетъ недодѣланныхъ уродцевъ,—чародѣи своимъ словомъ и магическими своими дѣйствіями совершенствуютъ Природу и даютъ жизни красивый ликъ.

Какъ началась жизнь? Черный Австраліецъ, который такъ недалеко пошелъ въ счисленіи, что считаетъ до двухъ, а о трехъ говоритъ—много, но языкъ котораго богаче своими сочетаніями любого языка Бѣлоликихъ и имѣетъ


Тот же текст в современной орфографии

делах Земли Южной, по всем побережьям которой шумит всеокружный Океан.

Первобытный человек черного цвета, живущий здесь, запечатлел в напевных своих сказаниях ту степень проникновения в жизнь Природы, ту лучистую ступень Мироощущения, когда отдельное человеческое Я без конца тонет и вновь возникает в слитном сновидении Миротворчества. Оно в том всепоэмном бытии, когда говорят птицы и травы, и каждое животное есть человек, а каждый человек есть зверь.

Мир нуждается в образовании ликов, — в Мире есть чародеи, которые магическою своею волей и напевным словом расширяют и обогащают круг существования. Природа дает лишь зачатки бытия, создает недоделанных уродцев, — чародеи своим словом и магическими своими действиями совершенствуют Природу и дают жизни красивый лик.

Как началась жизнь? Черный Австралиец, который так недалеко пошел в счислении, что считает до двух, а о трех говорит — много, но язык которого богаче своими сочетаниями любого языка Белоликих и имеет