Страница:Бальмонт. Морское свечение. 1910.pdf/117

Эта страница была вычитана



Онъ лишь поетъ, да распѣваетъ,
Онъ по ночамъ мнѣ спать мѣшаетъ,
Коль будетъ пойманъ онъ тобой,
Получишь тотчасъ золотой.—

Садовникъ понялъ повелѣнье,
Въ саду поставилъ онъ силокъ,
И соловей безъ промедленья,
Невѣрный совершилъ прыжокъ.

Сеньёръ схватилъ его, хохочетъ,
И умерщвленье въ сердцѣ точитъ,
Пѣвцу онъ петлю затянулъ,
И на колѣни ей швырнулъ.

— Для васъ его поймалъ, супруга,
Какой прелестный соловей,
Держите ласковаго друга,
Храните на груди своей.—

— Увы! сказало сердце милой,
— Увы! сказалъ другой, унылый,
Ужь больше, какъ блеснетъ Луна,
Намъ не видаться у окна.



ВЛАДЫКА НАННЪ И ГОРРИГАНА.
1.

Рано вѣнчалися Наннъ и она,
Рано—разлука была суждена.
Нынче супруга какъ будто больна.

Ночью она родила близнецовъ,
Бѣлые оба, какъ свѣжесть снѣговъ.
Тѣльце для ласки, и сердце для сновъ.

Мальчикъ и дѣвочка. Скрипнула дверь.
— Что ваше сердце желаетъ теперь,
Послѣ подобныхъ здоровья потерь?

Вы подарили мнѣ сына. Сейчасъ
Прихоть скажите, все будетъ для васъ.
Шепчетъ-ли сердце и ищетъ-ли глазъ?

Мяса-ль бекаса хотите съ прудовъ,
Мяса-ли серны зеленыхъ лѣсовъ?
Только скажите, служить я готовъ.

— Хочется мяса мнѣ серны, но вамъ
Трудно вѣдь будетъ бродить по лѣсамъ.—
Наннъ лишь услышалъ, какъ онъ уже тамъ.

Тотчасъ дубовымъ запасшись копьемъ,
Прыгъ на коня вороного,—на немъ
Въ лѣсъ,—и ужь въ лѣсѣ онъ ѣдетъ глухомъ.

Вотъ на прогалинѣ бѣлая лань,
Быстро въ погоню, затѣялась брань,
Только безплодно, хоть прямо отстань.

Скачетъ, земля въ этомъ бѣгѣ дрожитъ,
Потъ съ него градомъ, измученный видъ,
Конь задымился. И вечеръ глядитъ.

Свѣтлый ручей. Горригановскій гротъ.
Зелень лужайки, онъ сходитъ и пьетъ,
Тамъ Горригана надъ зеркаломъ водъ.

Возлѣ воды Горригана предъ нимъ,
Волосы свѣтлые гребнемъ златымъ
Чешетъ, а волосы длинны какъ дымъ.

— Какъ это вы дерзновенны, что вотъ
Тамъ вы, гдѣ мой зачарованный гротъ?
Воды мутить тамъ, гдѣ фея живетъ?

Или вы въ жены берете меня,
Иль на семь лѣтъ въ ногу—токъ вамъ огня,
Или вамъ жизни всего лишь три дня.

Тот же текст в современной орфографии


Он лишь поет, да распевает,
Он по ночам мне спать мешает,
Коль будет пойман он тобой,
Получишь тотчас золотой. —

Садовник понял повеленье,
В саду поставил он силок,
И соловей без промедленья,
Неверный совершил прыжок.

Сеньёр схватил его, хохочет,
И умерщвленье в сердце точит,
Певцу он петлю затянул,
И на колени ей швырнул.

— Для вас его поймал, супруга,
Какой прелестный соловей,
Держите ласкового друга,
Храните на груди своей. —

— Увы! сказало сердце милой,
— Увы! сказал другой, унылый,
Уж больше, как блеснет Луна,
Нам не видаться у окна.



ВЛАДЫКА НАНН И ГОРРИГАНА
1

Рано венчалися Нанн и она,
Рано — разлука была суждена.
Нынче супруга как будто больна.

Ночью она родила близнецов,
Белые оба, как свежесть снегов.
Тельце для ласки, и сердце для снов.

Мальчик и девочка. Скрипнула дверь.
— Что ваше сердце желает теперь,
После подобных здоровья потерь?

Вы подарили мне сына. Сейчас
Прихоть скажите, всё будет для вас.
Шепчет ли сердце и ищет ли глаз?

Мяса ль бекаса хотите с прудов,
Мяса ли серны зеленых лесов?
Только скажите, служить я готов.

— Хочется мяса мне серны, но вам
Трудно ведь будет бродить по лесам. —
Нанн лишь услышал, как он уже там.

Тотчас дубовым запасшись копьем,
Прыг на коня вороного, — на нём
В лес, — и уж в лесе он едет глухом.

Вот на прогалине белая лань,
Быстро в погоню, затеялась брань,
Только бесплодно, хоть прямо отстань.

Скачет, земля в этом беге дрожит,
Пот с него градом, измученный вид,
Конь задымился. И вечер глядит.

Светлый ручей. Горригановский грот.
Зелень лужайки, он сходит и пьет,
Там Горригана над зеркалом вод.

Возле воды Горригана пред ним,
Волосы светлые гребнем златым
Чешет, а волосы длинны как дым.

— Как это вы дерзновенны, что вот
Там вы, где мой зачарованный грот?
Воды мутить там, где фея живет?

Или вы в жены берете меня,
Иль на семь лет в ногу — ток вам огня,
Или вам жизни всего лишь три дня.