Открыть главное меню

Страница:Бальмонт. Белые зарницы. 1908.pdf/216

Эта страница была вычитана

Что то я въ замкѣ найду?
Можетъ, такую бѣду,
Что навсегда позабуду, какъ можно быть въ жизни веселымъ.
Все же иду
Въ замокъ желѣзный.
Вижу, лежитъ Великанъ.
Видъ у него затрапезный.
Тученъ онъ, грязенъ и наглъ, и какъ будто бы пьянъ.
Кости людскія для мерзкаго—ложе.
Лихо! Вокругъ него—Злыдни, Журьба.
А по угламъ, вкругъ стола, по стѣнамъ, вмѣсто сидѣній, гроба.
Лихо. Ну, что же?
Я Лиха искалъ.
Страшное Лихо, слѣпое.
Подчуетъ гостя. „Поѣшь-ка“. Мнѣ голову мертвую далъ.
Взялъ я ее—да подъ лавку. Лицо усмѣхнулось тупое.
„Скушалъ“? спросилъ Великанъ.
„— Скушалъ“. Но Лихо ужь знало, какая сноровка
Тѣхъ, кто въ бѣсовскій заходитъ туманъ.
„Гдѣ ты, головка-мутовка?“.
„— Здѣсь я, подъ лавкою, здѣсь“.
Жаромъ и холодомъ я преисполнился весь.
„Лучше на столъ ужь, головка-мутовка,
Скушай, голубчикъ, ты будешь—самъ будешь—вкуснѣй“.
Въ эту минуту умножилось въ мірѣ число поблѣднѣвшихъ людей,
Поднялъ я мертвую голову—спряталъ на сердцѣ. Уловка
Мнѣ помогла. Повторился вопросъ и отвѣтъ.
„Гдѣ ты, головка-мутовка“?
„— Здѣсь я, подъ сердцемъ“.—„Ну, съѣдена, значитъ“, подумалъ дуракъ-людоѣдъ.
„Значитъ, чередъ за тобой“, закричало мнѣ Лихо.
Бросились Злыдни слѣпыя ко мнѣ, зашаталась слѣпая Журьба
Въ нежитей черепомъ тутъ я ударилъ—и закипѣла борьба.
Бились мы. Падалъ я. Билъ ихъ. Убилъ ихъ. И въ замкѣ желѣзномъ вдругъ сдѣлалось тихо.
Вольно вздохнулъ я. Да здравствуетъ воля—понявшаго чудищъ—раба.[1]

  1. Лихо — стихотворение К. Д. Бальмонта. (прим. редактора Викитеки)
Тот же текст в современной орфографии

Что то я в замке найду?
Может, такую беду,
Что навсегда позабуду, как можно быть в жизни веселым.
Всё же иду
В замок железный.
Вижу, лежит Великан.
Вид у него затрапезный.
Тучен он, грязен и нагл, и как будто бы пьян.
Кости людские для мерзкого — ложе.
Лихо! Вокруг него — Злыдни, Журьба.
А по углам, вкруг стола, по стенам, вместо сидений, гроба.
Лихо. Ну, что же?
Я Лиха искал.
Страшное Лихо, слепое.
Подчует гостя. «Поешь-ка». Мне голову мертвую дал.
Взял я ее — да под лавку. Лицо усмехнулось тупое.
«Скушал»? спросил Великан.
«— Скушал». Но Лихо уж знало, какая сноровка
Тех, кто в бесовский заходит туман.
«Где ты, головка-мутовка?».
«— Здесь я, под лавкою, здесь».
Жаром и холодом я преисполнился весь.
«Лучше на стол уж, головка-мутовка,
Скушай, голубчик, ты будешь — сам будешь — вкусней».
В эту минуту умножилось в мире число побледневших людей,
Поднял я мертвую голову — спрятал на сердце. Уловка
Мне помогла. Повторился вопрос и ответ.
«Где ты, головка-мутовка»?
«— Здесь я, под сердцем». — «Ну, съедена, значит», подумал дурак-людоед.
«Значит, черед за тобой», закричало мне Лихо.
Бросились Злыдни слепые ко мне, зашаталась слепая Журьба
В нежитей черепом тут я ударил — и закипела борьба.
Бились мы. Падал я. Бил их. Убил их. И в замке железном вдруг сделалось тихо.
Вольно вздохнул я. Да здравствует воля — понявшего чудищ — раба.[1]

  1. Лихо — стихотворение К. Д. Бальмонта. (прим. редактора Викитеки)