Страница:Аркадий Аверченко - Синее съ золотомъ (Пбг 1917).pdf/69

Эта страница была вычитана


КРАСИЛЬНИКОВЪ И МЫ ТРОЕ.

Всѣ мы мѣряемъ только на свой аршинъ, и каждый изъ насъ стоитъ только на своей точкѣ зрѣнія.

И какъ стоитъ! Уцѣпившись за эту точку зрѣнія, какъ коршунъ цѣпкими, крючковатыми когтями. Даже тычками и побоями не сгонишь его съ принадлежащей ему точки зрѣнія. Тепло ему на ней и уютно.

„Моя точка зрѣнія“ —больше ему ничего не нужно, ничьей другой точки. И кто возвысится до многоточія — тотъ мудрецъ.

Но мало мудрецовъ и, поэтому, жизнь эгоистична, скупа и жестка, какъ солдатская подошва:

— Съ моей точки зрѣнія я правъ; съ моей точки зрѣнія вы дуракъ; съ моей точки зрѣнія это весело; съ моей точки зрѣнія такъ вамъ и надо!

У насъ у трехъ были свои точки зрѣнія; у Кра­сильникова своя. Никто изъ насъ даже на минуту не подумалъ стать на его точку зрѣнія — потому все и произошло.

*  *  *

Въ жаркій лѣнивый полдень мы трое изнывали въ бездѣльи, расположившись, какъ кто хотѣлъ, въ моей редакторской комнатѣ: поэтъ Кувшиновъ лежалъ на широкой оттоманкѣ; художникъ Крысаковъ въ углу, сидя на маленькой скамейкѣ, зарисовывалъ чей­-то про­-