Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/75

Эта страница не была вычитана

НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. 69 все же слѣдуетъ и у насъ дѣлать различіе между наслѣдствомъ и отказами и признавать за наслѣдника то лицо, которое вступаетъ. непосредственно въ сферу имущественныхъ отношеній наслѣдодателя; между тѣмъ, какъ отказополучатель имѣетъ право на полученіе какого-либо опредѣленнаго имущества отъ наслѣдника завѣщателя, какъ его вѣрителя (Рус. гр. пр., изд. 2, т. II, стр. 480). Также и Побѣдоносцевъ, замѣтивъ сперва, что нашъ законъ не устанавливаетъ различія между назначеніемъ наслѣдника и отказомъ, затѣмъ утверждаетъ, что различіе между ними вытекаетъ изъ самаго положенія вещей, когда одному лицу завѣщаніемъ предоставляется масса имущества завѣщателя, а другому какіе-либо отдѣльные предметы изъ нея, и когда послѣдній не можетъ вступить непосредственно въ обладаніе ими. а долженъ требовать отъ перваго ихъ выдѣла изъ массы и передачи ему (Курсъ гр. пр., т. II, стр. 527), каковой признакъ различія между наслѣдникомъ и отказопринимателемъ представляется, однакоже, гораздо менѣе опредѣлительнымъ, чѣмъ признакъ, указанный Мейеромъ. Еще менѣе опредѣлительнымъ представляется признакъ различія между наслѣдствомъ и отказами, указываемый Кавелинымъ, который утверждаетъ, что наслѣдникъ получаетъ наслѣдство въ собственность со всѣми правами и обязанностями, меясду тѣмъ, какъ тотъ, который получаетъ изъ наслѣдства что-либо въ видѣ отказа, несетъ лишь обязанности, лежащія на отказанномъ имуществѣ (Права и обязан., стр. 395). На невозможность установленія точно различія между наслѣдствомъ и отказами по признаку, предлагаемому Побѣдоносцевымъ, обратилъ вниманіе Змирловъ въ его статьѣ— „О недостаткахъ нашихъ гражданскихъ законовъ" (Жур. гр. и уг. пр. 1883 г., кн. 10, стр. 57—58), какъ по признаку случайному, основанному на соображеніи отдѣльности и цѣльности предоставляемаго завѣщаніемъ имущества. Самъ Змирловъ, однакоже, для установленія различія между ними, къ сожалѣнію, никакого критерія не предлагаетъ, а говоритъ только довольно неопредѣлительно, что для установленія различія между ними не маловажное значеніе имѣетъ существо права, получаемаго легатаріемъ на отказанное имущество, т.-е. пріобрѣтаетъ ли онъ право требованія ртказа отъ наслѣдниковъ, или же право собственности на него. На невозможность обосновать различіе между наслѣдниками и отказополучателями на признакѣ, предлагаемомъ Побѣдоносцевымъ, указываетъ также и Кассо, на томъ, главнымъ образомъ, основаніи. что на него не указываетъ нашъ законъ, вслѣдствіе чего, по его мнѣнію, слѣдуетъ считать за наслѣдниковъ одинаково всѣхъ лицъ, получающихъ какую-либо выгоду изъ наслѣдства и, притомъ, какъ непосредственно, такъ и черезъ другихъ лицъ, получающихъ что-либо изъ наслѣдства (Преемство наслѣдника, стр. 282—284). По мнѣнію Думашевскаго, выраженному имъ въ его статьѣ— „Наше правовѣдѣніе, что оно есть и чѣмъ должно быть" (Жур. Мин. Юст. 1867 г., кн. 4. стр. 8), напротивъ, изученіе нашего законодательства не оставляетъ сомнѣнія въ томъ, что оно не всякое полученіе интереса изъ оставшагося послѣ умершаго имущества считаетъ наслѣдованіемъ, и что изъ смысла 980—984 и 1088—1096 ст. X т. съ очевидностью явствуетъ, что полученіе чего-либо изъ имущества покойнаго на основаніи этихъ статей законъ нашъ не считаетъ принятіемъ наслѣдства и лицъ, его получившихъ, не считаетъ наслѣдниками. Это положеніе раздѣляетъ, повидимому, и Гольмстенъ, такъ какъ онъ прямо даже называетъ послѣднія лица, т.-е. различныя учрежденія, которымъ завѣщано что-либо, лицами, получающими отказы, имѣющими право требовать ихъ исполненія отъ душеприказчика завѣщателя. Нѣсколько выше онъ, однакоже, утверждаетъ, что лица, получающія отказы, тѣмъ именно отличаются отъ наслѣдника, что непосредственныхъ правъ на имущество завѣщателя не имѣютъ, а получаютъ его черезъ наслѣдниковъ, на которыхъ завѣщателемъ возложена обязанность выдачи его имъ. Указывая на этотъ признакъ отличія отказополучателей отъ наслѣдниковъ, онъ обосновываетъ, оче-