Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/536

Эта страница не была вычитана

530 РАЗДѢЛЪ НАСЛѢДСТВА. етва, что истецъ получилъ при раздѣлѣ меньше, чѣмъ ему слѣдовало (рѣш. 1877 г., № 142), между тѣмъ, какъ на самомъ дѣлѣ оно представляется правиломъ не только вполнѣ въ законѣ излишнемъ, но даже вреднымъ, вслѣдствіе того, что можетъ подавать поводъ къ требованію отъ истца доказательствъ въ подтвержденіе такихъ обстоятельствъ, которыя для разрѣшенія его просьбы никакого значенія не имѣютъ.

Срокъ для заявленія просьбы о передѣлѣ наслѣдства законъ полагаетъ годовой со дня утвержденія перваго раздѣла, каковое указаніе представляется также неопредѣлительнымъ потому, что при судебномъ раздѣлѣ наслѣдства судъ не утверждаетъ раздѣлъ наслѣдства, а постановляетъ опредѣленіе о его раздѣлѣ, "вслѣдствіе чего и не можетъ не возникать недоразумѣніе въ отношеніи опредѣленія того момента, съ наступленія котораго срокъ ототъ долженъ воспринимать его теченіе. Недоразумѣніе это должно быть разрѣшаемо скорѣе въ томъ смыслѣ, что за начальный моментъ теченія этого срока долженъ быть принимаемъ день вступленія въ окончательную законную силу опредѣленія суда о раздѣлѣ на томъ основаніи, что съ этого дня его опредѣленіе о раздѣлѣ пріобрѣтаетъ значеніе окончательнаго акта раздѣла наслѣдства, получающаго исполнительную силу. Что касается, затѣмъ, опредѣленія значенія этого срока, то нельзя не согласиться съ замѣчаніемъ Энгельмаиа, высказаннымъ въ объясненіе его значенія въ его сочиненіи—„О давности по русскому праву" „Вѣст. Права 1900 г., кн. 8, стр. 342), въ которомъ онъ высказалъ, что срокъ этотъ никакъ не долженъ быть принимаемъ въ значеніи срока давностнаго, а въ значеніи просто перклюзивнаго срока, вслѣдствіе того, что при прежнемъ судопроизводствѣ онъ былъ ничѣмъ инымъ, какъ годичнымъ апелляціоннымъ срокомъ, почему онъ не можетъ быть принимаемъ и теперь за срокъ давности, несмотря на измѣненіе въ настоящее время порядка заявленія этихъ просьбъ, какъ просьбъ исковыхъ. Несмотря на такое значеніе этого срока, все же, кажется, врядъ ли возможно признавать за судомъ, разсматривающимъ ихъ, право ех ойісіо слѣдить за пропускомъ его ихъ заявителями безъ указанія на это обстоятельство другихъ наслѣдниковъ, привлеченныхъ въ качествѣ отвѣтчиковъ по иску, на томъ основаніи, что онъ установленъ закономъ все же въ частномъ интересѣ самихъ наслѣдниковъ, а не въ интересѣ публичномъ. По разсмотрѣніи просьбы о передѣлѣ судъ долженъ считаться обязаннымъ, если найдетъ ее заслуживающею уваженія, постановить новое опредѣленіе о раздѣлѣ, которое должно имѣть также значеніе акта судебнаго раздѣла, какъ и первое опредѣленіе, но до его постановленія судомъ должно считаться допустимымъ совершеніе со стороны наслѣдниковъ и полюбовнаго раздѣла и, притомъ, одинаково, какъ въ формѣ раздѣльной записи, такъ и въ формѣ мировой сдѣлки о раздѣлѣ, по тѣмъ же основаніямъ, по которымъ совершеніе его такими способами должно считаться допустимымъ и при производствѣ перваго судебнаго раздѣла. Хотя законъ правиломъ 1332 ст. допускаетъ отмѣну судебнаго раздѣла по просьбѣ о передѣлѣ, поданной однимъ изъ участниковъ его, но, несмотря на это, и въ виду того обстоятельства, что на постановленіе суда о раздѣлѣ законъ правиломъ 1421 ст. уст. гр. суд. допускаетъ какъ частныя и апелляціонныя жалобы, такъ и вообще просьбы о ихъ отмѣнѣ, и нельзя не признавать, что постановленія суда о судебномъ раздѣлѣ могутъ быть отмѣняемы и по просьбѣ наслѣдниковъ въ производствѣ перваго "раздѣла и не участвовавшихъ, но имѣющихъ право на это наслѣдство, но не участвовавшихъ въ его раздѣлѣ или потому, что не были привлечены къ участію въ немъ и не знали о его производствѣ, или же удостовѣрившіе ихъ права на наслѣдство послѣ его окончанія, когда, разумѣется, по его отмѣнѣ долженъ уже имѣть мѣсто новый раздѣлъ при ихъ участіи въ немъ, и раздѣлъ, притомъ, какъ вновь судебный, такъ и полюбовный, хотя послѣдній собственно уже при производствѣ пер-