Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/518

Эта страница не была вычитана

512 РАЗДѢЛЪ НАСЛѢДСТВА. взглядъ на наслѣдство выраженъ и въ одномъ изъ узаконеній, показанномъ въ числѣ источниковъ правила 1104 ст. нашего закона и именно въ Высочайше утвержденномъ 18 іюля 1827 г. Мнѣніи Государственнаго Совѣта — „О наслѣдствѣ родителей послѣ умершихъ безъ потомства дѣтей въ капиталахъ, въ разныя кредитныя установленія внесенныхъ", въ которомъ, между прочимъ, сказано: „Какъ всякое наслѣдство есть совокупность нравъ и обязательствъ, послѣ умершаго оставшихся, и дѣйствительнымъ его имуществомъ должно признаваться токмо то, что за уплатой его долговъ останется", но, несмотря на ото, и въ виду того, что въ нашемъ законѣ постановленій, аналогичныхъ постановленіямъ уложенія германскаго о раздѣлѣ между наслѣдниками только чистаго остатка, остающагося по уплатѣ долговъ наслѣдодателя, не только не выражено, но и допустимость раздѣла наслѣдства ихъ предварительной уплатой даже вовсе не обусловлена, и нельзя на самомъ дѣлѣ не признавать, что у насъ объектомъ раздѣла должно считаться все наслѣдство, какъ совокупность правъ и обязательствъ наслѣдодателя, а не чистый остатокъ его, могущій получиться но удовлетвореніи послѣднихъ. По исключенію только въ частномъ правилѣ 18 ст. приложенія къ 1238 ст. о принятіи наслѣдства послѣ лицъ, производившихъ торговлю, указано, что но вступленіи наслѣдниковъ въ владѣніе такимъ торговымъ предпріятіемъ, которое было ведепо наслѣдодателемъ съ товарищами на основаніи товарищескаго договора, раздѣлъ его между ними можетъ быть производимъ не прежде, какъ по уплатѣ всѣхъ долговъ наслѣдодателя, и не вдругъ, и не единовременно, а но мѣрѣ ликвидаціи дѣлъ. Не говоря уже о томъ, что постановленіе это, какъ спеціальное, врядъ ли можетъ быть принимаемо за руководство при обсужденіи вопроса о допустимости раздѣла наслѣдства вообще въ другихъ случаяхъ, въ виду того, что нашими общими законами о раздѣлѣ наслѣдства совершенно игнорируются интересы кредиторовъ и допустимость его вовсе ими не обусловлена удовлетвореніемъ со стороны наслѣдниковъ ихъ правъ обязательственныхъ, но также и потому, что и оно само врядъ ли можетъ служить достаточнымъ огражденіемъ интересовъ кредиторовъ наслѣдодателя, вслѣдствіе неустановленія имъ никакой санкціи съ цѣлью огражденія ихъ интересовъ точнаго соблюденія его наслѣдниками и никакого права вмѣшательства въ производство между ними раздѣла имъ не предоставляется и средствъ къ его остановкѣ не указывается.

Что касается, далѣе, субъектовъ раздѣла, то въ отношеніи ихъ опредѣленія въ виду 1313 ст., дозволяющей вообще наслѣдникамъ просить о раздѣлѣ наслѣдства, не можетъ быть никакого сомнѣнія въ томъ, что субъектами его могутъ быть вообще всѣ наслѣдники, все равно, но закону, или по завѣщанію и, притомъ, какъ лица физическія, такъ и юридическія, или вмѣстѣ тѣ и другія, и изъ первыхъ и всѣ наслѣдники недѣеспособные или ограниченные въ ихъ дѣеспособности, несмотря на то, что въ правилѣ 1336 ст. указано только, что раздѣлъ наслѣдства можетъ быть производимъ черезъ опекуновъ, когда въ числѣ наслѣдниковъ есть и малолѣтніе, но потому, что по правилу 1106 ст. наслѣдниками могутъ быть и другія лица недѣеспособныя но ихъ физическимъ и умственнымъ недостаткамъ, какъ глухіе, нѣмые и безумные, которые, слѣдовательно, также могутъ быть субъектами раздѣла, разумѣется, также черезъ ихъ опекуновъ, какъ законныхъ ихъ представителей. По этой послѣдней статьѣ наслѣдниками могутъ быть даже лица, еще въ моментъ открытія наслѣдства не родившіяся, а только зачатыя до этого момента, вслѣдствіе чего, слѣдуетъ считать, что и эти лица, если они родятся живыми, также могутъ быть субъектами раздѣла наслѣдства, разумѣется, также черезъ назначенныхъ къ нимъ опекуновъ. Выше мы видѣли, говоря о лицахъ, могущихъ быть