Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/492

Эта страница не была вычитана

486 ПРИНЯТІЕ ОТКАЗА И ОТРЕЧЕНІЕ ОТЪ НЕГО. каковое положеніе было выражено и въ правѣ римскомъ, но которое опять представляется слишкомъ общимъ и категоричнымъ настолько, что не можетъ быть принято за руководство по отношенію разрѣшенія вопроса о допустимости у насъ перехода къ наслѣдникамъ отказополучателя права его на отказъ во всѣхъ случаяхъ, отчасти уже потому, что не всѣ права, могущія быть представленными ему въ видѣ отказа, представляются такими, которыя могутъ переходить по наслѣдству, а отчасти потому, что въ отношеніи ихъ опредѣленія большое значеніе имѣетъ воля завѣщателя, которымъ всякое право, предоставленное имъ отказополучателю, можетъ быть опредѣлено, какъ право, предоставленное только лично ему, и вслѣдствіе чего, если даже и считать высказанное имъ положеніе за положеніе могущее быть принятымъ за руководство для разрѣшенія этого вопроса у насъ, то все же нельзя не признавать, что оно никоимъ образомъ не можетъ имѣть примѣненія въ случаяхъ представленія завѣщателемъ отказополучателю или такихъ чисто личныхъ правъ, которыя послѣ него не могутъ переходить къ его наслѣдникамъ, какъ, напр., права владѣнія и пользованія какимъ-либо имуществомъ, или права на полученіе пенсіи, или содержанія, или и другихъ правъ, предоставленныхъ лично ему, какъ, напр., права на полученіе ренты, жительства въ его недвижимомъ имуществѣ и другихъ. Кромѣ этого, положеніе это представляется неполнымъ еще и потому, что если считать допустимымъ переходъ какихъ-либо правъ, назначенныхъ отказополучателю, кт» его наслѣдникамъ послѣ его смерти, то не можетъ быть подыскано основанія къ недопустимости ихъ перехода къ нимъ въ случаяхъ открытія послѣ него наслѣдства по другимъ причинамъ, какъ вслѣдствіе лишенія его всѣхъ правъ состоянія и поступленія въ монашество; по крайней мѣрѣ, право римское допускало переходъ ихъ къ послѣднимъ не только въ случаѣ его смерти, но и наступленія другихъ обстоятельствъ, какъ, напр., потери имъ правоспособности.

Утвержденіе, затѣмъ, Шершеневича о томъ, что у насъ всякій долженъ считаться имѣющимъ право по его усмотрѣнію принять назначенный ему отказъ, или отречься отъ него, напротивъ, представляется совершенно правильнымъ, вслѣдствіе того, что вообще никто не можетъ быть принужденъ къ осуществленію и пользованію имущественнымъ правомъ, ему принадлежащимъ; по крайней мѣрѣ, всѣ законодательства иностранныя вполнѣ предоставляютъ это право отказополучателю. Право римское постановляло даже, что особое принятіе отказа для полученія права на него не требуется, считая, что право на его полученіе возникаетъ для него ірзо ,)‘иге. Хотя можно полагать, что и у насъ право это возникаетъ для отказополучателя также какъ бы ірзо іііге по наступленіи тѣхъ обстоятельствъ, съ момента наступленія которыхъ оно для него возникаетъ помимо его воли, по, несмотря на это и въ виду того, что обязательство вообще представляется немыслимымъ безъ участія въ немъ двухъ сторонъ—должника и вѣрителя, и нельзя па самомъ дѣлѣ не считать необходимымъ для осуществленія права отказополучателя на полученіе назначеннаго ему отказа принятіе его имъ, какъ вѣрителемъ обязательства. Нѣтъ, конечно, надобности требовать, чтобы отказополучатель осуществлялъ принятіе отказа не иначе, какъ посредствомъ заявленія его объ этомъ судебному мѣсту, а слѣдуетъ признавать вполнѣ достаточнымъ для осуществленія имъ его принятія заявленія съ его стороны прямо лицу, имъ обремененному или о намѣреніи его принять отказъ, совершеніемъ какового заявленія допускаетъ принятіе отказа уложеніе германское, или же требованія о его выдачѣ, если время его выдачи наступило, какъ объясняетъ Шершеневичъ на томъ основаніи, что посредствомъ такихъ заявленій представляется возможнымъ вообще выраженіе требованія объ исполненіи всякихъ обязательствъ со стороны вѣрителя, почему въ ихъ совершеніи отказополучателемъ вполнѣ возможно видѣть намѣреніе его стать вѣри-