Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/482

Эта страница не была вычитана

476 ОТРЕЧЕНІЕ ОТЪ НАСЛѢДСТВА И ПОСЛѢДСТВІЯ ОТРЕЧЕНІЯ. отъ права наслѣдованія можетъ считаться только въ видѣ отреченія простого и безусловнаго и, притомъ, вообще, а никакъ не въ пользу кого-либо, на томъ основаніи, что нашъ законъ говоритъ вообще объ отреченіи отъ наслѣдства, не упоминая при этомъ о допустимости отреченія, ограниченнаго какимъ-либо условіемъ или срокомъ, а также потому, что отреченіе отъ наслѣдства въ пользу кого-либо есть уже такое распоряженіе имъ, которое указываетъ скорѣе на его принятіе, а не на отреченіе. Въ виду этого положенія нельзя, кажется, далѣе не признать, что послѣдствіемъ подачи заявленія объ отреченіи отъ права наслѣдованія не простого, а условнаго или ограниченнаго въ его осуществленіи по волѣ наслѣдника наступленіемъ какихъ-либо условій, или сроковъ, а равно и заявленія объ отреченіи отъ наслѣдства въ пользу кого-либо, должно быть оставленіе судомъ такого заявленія безъ послѣдствій, послѣ чего оно и должно быть признаваемо какъ бы вовсе не послѣдовавшимъ и, потому, не могущимъ влечь за собой лишеніе его какъ права подать вновь безусловное заявленіе объ отреченіи отъ права наслѣдованія, такъ и права, напротивъ, принять наслѣдство.

По мнѣнію Любавскаго и нѣкоторыхъ другихъ нашихъ цивилистовъ отреченіе отъ права наслѣдованія должно считаться допустимымъ у насъ только какъ отреченіе отъ всего наслѣдства, но не какой-либо части его съ принятіемъ въ то же время другой части, какъ отреченіе отъ права, но мнѣнію Любавскаго, по существу его недѣлимаго; между тѣмъ, изъ законодательствъ иностранныхъ, напр., уложеніемъ германскимъ допускается отреченіе и не отъ всего наслѣдства, но и долей въ немъ, когда онѣ должны достаться наслѣднику по различнымъ основаніямъ. Правда, законъ нашъ говоритъ объ отреченіи отъ наслѣдства вообще, причемъ не упоминаетъ о допустимости отреченія отъ части наслѣдства, но изъ молчанія его объ этомъ никоимъ образомъ, однакоже, нельзя выводить то заключеніе, чтобы у насъ должно было считаться недопустимымъ и на самомъ дѣлѣ отреченіе и отъ той или другой доли въ наслѣдствѣ, въ тѣхъ, по крайней мѣрѣ, случаяхъ, въ которыхъ допускаетъ это уложеніе германское, т.-е. чтобы не могло считаться допустимымъ въ тѣхъ случаяхъ, когда наслѣдство открывается въ пользу одного и того же лица по различнымъ основаніямъ, напр., по закону и по духовному завѣщанію, или даже и по закону, но по различнымъ основаніямъ, напр., какъ супругу наслѣдодателя и въ то же время какъ родственнику его, на томъ основаніи, что въ этихъ случаяхъ возникаетъ собственно не одно право наслѣдованія, а нѣсколько по различнымъ основаніямъ, вслѣдствіе чего о его недѣлимости въ этихъ случаяхъ и рѣчи не можетъ быть, и почему слѣдуетъ скорѣе считать допустимымъ и у насъ отреченіе отъ этого права, открывшагося по одному основанію, и принятіе въ то же время другой части наслѣдства по другому основанію, какъ доиускаетъ и Любавскій въ отношеніи отреченія мужа отъ наслѣдства, послѣ жены и требованія выдѣла ему слѣдуемой ему части изъ имѣнія тестя. Выше мы видѣли, что принятіе наслѣдства должно считаться допустимымъ не только какъ принятіе всего наслѣдства, но и части его, или долей въ немъ въ размѣрѣ, меньшемъ противъ въ законѣ указаннаго. Не можетъ не быть, кажется, очевиднымъ, что въ случаѣ принятія наслѣдникомъ части слѣдуемаго ему наслѣдства, если не прямо, то косвенно достигается, тотъ же результатъ но отношенію потери имъ права его на остальную часть наслѣдства, какой можетъ имѣть мѣсто и при прямомъ отреченіи его отъ права его на часть наслѣдства, и въ виду чего скорѣе бы слѣдовало, кажется, иризнать, допустимымъ и вообще отреченіе у насъ отъ части наслѣдства и принятіе въ то же время другой его части, тѣмъ болѣе еще потому, что отреченіе отъ части наслѣдства есть дѣйствіе, касающееся только личныхъ интересовъ самого наслѣдника, вслѣдствіе чего и признавать за судомъ право ех оШсіо отвергать допустимость такого отреченія