Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/480

Эта страница не была вычитана

474 ОТРЕЧЕЗІЕ ОТЪ НАСЛѢДСТВА И ПОСЛѢДСТВІЯ ОТРЕЧЕВІЯ. судебное мѣсто, основываясь на каковомъ постановленіи закона, какъ всѣ наши цивилисты, такъ и сенатъ утверждаютъ, что значеніе отреченія отъ права наслѣдованія можетъ имѣть заявленіе объ этомъ, поданное наслѣдникомъ въ надлежащее судебное мѣсто, или судебное мѣсто мѣста открытія наслѣдства и компетентное, притомъ, къ принятію его по роду и стоимости наслѣдственнаго имущества, каковое заключеніе на самомъ дѣлѣ врядъ ли, однакоже, представляется вполнѣ правильнымъ, на томъ основаніи, что не только частныя опредѣленія, но и рѣшенія, постановленныя даже судомъ некомпетентнымъ, могутъ вступать въ законную силу за необжалованіемъ ихъ, какъ это мы видѣли въ другомъ нашемъ трудѣ, говоря о законной силѣ рѣшенія (Опытъ Коммент. къ уст. гр. суд., изд, 2, т. 4, стр. 213), въ виду чего, слѣдуетъ скорѣе полагать, что и заявленіе объ отреченіи отъ права наслѣдованія, поданное и въ ненадлежащее судебное мѣсто, если оно было имъ принято и по немъ было имъ постановлено опредѣленіе о его принятіи, должно имѣть значеніе отреченія отъ права наслѣдованія и влечь за собой указанныя въ законѣ послѣдствія его. Другое заключеніе, выводимое изъ правила нашего закона о способѣ отреченія отъ права наслѣдованія нѣкоторыми нашими цивилистами и въ особенности Любавскимъ о томъ, что заявленіе объ отреченіи отъ этого нрава, сдѣланное не въ судебномъ мѣстѣ, а у какого-либо должностного лица, какъ напр., у нотаріуса, а тѣмъ болѣе въ какомъ-либо частномъ актѣ, или въ письмѣ наслѣдника, никоимъ образомъ не можетъ быть принимаемо за дѣйствительное отреченіе отъ этого права, напротивъ, не можетъ быть не признаваемо вполнѣ правильнымъ, какъ достаточно подкрѣпляемое заключеніемъ, могущимъ быть выведеннымъ по аргументу а сопѣгагіо изъ этого правила закона. Не можетъ быть, затѣмъ, не признаваемо также севершенно правильнымъ указаніе сената на то, что для дѣйствительности отреченія отъ права наслѣдованія, выраженнаго въ заявленіи наслѣдника въ судебное мѣсто, нѣтъ надобности въ томъ, чтобы оно было подтверждено наслѣдникомъ въ засѣданіи суда, при разсмотрѣніи имъ его заявленія, па томъ простомъ основаніи, что закономъ совершенія этого послѣдняго дѣйствія отъ наслѣдника для дѣйствительности его заявлянія не требуется. Нечего, затѣмъ, кажется, и говорить о томъ, что подача заявленія объ отреченіи отъ наслѣдства должна считаться допустимой какъ отъ одного наслѣдника, такъ и отъ нѣсколькихъ наслѣдниковъ вмѣстѣ.

Какого-либо срока на подачу заявленія объ отреченіи отъ нрава наслѣдованія законъ нашъ также не указываетъ, изъ какового обстоятельства вполнѣ можетъ быть выводимо то заключеніе, высказанное какъ многими нашими цивилистами, такъ и сенатомъ, что заявленіе объ этомъ должно считаться допустимымъ во всякое время по открытіи наслѣдства и даже но истеченіи времени, установленнаго закономъ для его принятія, какъ высказалъ сенатъ несмотря даже на безцѣльность и безполезность подачи его но истеченіи этого послѣдняго срока. Какъ на случай исключенія изъ этого положе-ція, можно указать только на случай, указанный въ 7 ст. прилож. къ 1238 ст., которой ва наслѣдниковъ лица, ведшаго торговлю, да и то не вообще всѣхъ его наслѣдниковъ, а только наслѣдниковъ наличныхъ, т.-е. бывшихъ, какъ сказано въ 10 ст. этого приложенія, налицо при смерти наслѣдодателя, возлагается обязанность сдѣлать заявленіе объ отреченіи отъ права наслѣдованія въ теченіе мѣсяца со дня окончанія производства описи наслѣдства, причемъ въ послѣдней изъ нихъ указывается, какъ на послѣдствіе неподачи этого заявленія въ этотъ срокъ безъ уважительныхъ причинъ, на обязанность ихъ отвѣчать за долги наслѣдодателя не только имуществомъ наслѣдственнымъ, но и ихъ собственнымъ, чѣмъ, очевидно, указывается па то, что послѣдствіемъ неподачи ими его въ этотъ срокъ должно быть признаніе принятія ими наслѣдства, и изъ чего никоимъ образомъ, однакоже, не можетъ быть