Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/478

Эта страница не была вычитана

472 ОТРЕЧЕНІЕ ОТЪ НАСЛѢДСТВА И ПОСЛѢДСТВІЯ ОТРЕЧЕНІЯ. себѣ не могутъ быть принимаемы за отреченіе его отъ права наслѣдованія, и несовершеніе которыхъ и не можетъ его лишать права принять наслѣдство въ теченіе сроковъ, установленныхъ закономъ для его принятія имъ, такъ какъ только неосуществленіе имъ его права въ теченіе ихъ можетъ влечь за собой его утрату имъ, какъ замѣтилъ и самъ Любавскій и нѣкоторые другіе.

Если, такимъ образомъ, считать, что и у насъ за отреченіе отъ права наслѣдованія должно быть понимаемо только прямое выраженіе воли наслѣдника объ отказѣ его отъ его права наслѣдованія, то вмѣстѣ съ этимъ нельзя уже не признавать, что и у насъ оно должно быть принимаемо въ зиаченіи такой же односторонней юридической сдѣлки, какъ и по праву римскому, для дѣйствительности которой слѣдуетъ признавать необходимой наличность тѣхъ же условій и обстоятельствъ, наличность которыхъ для ея дѣйствительности требовалась и послѣднимъ, а именно наличность дѣеспособности наслѣдника и свободнаго и непринужденнаго выраженія имъ воли отречься отъ его права наслѣдованія. Указаніе на необходимость и у насъ для его дѣйствительности наличности, по крайней мѣрѣ, обстоятельства дѣеспособности наслѣдника, отрекающагося отъ его права наслѣдованія, можно видѣть въ томъ правилѣ нашего закона, въ которомъ указано, что за малолѣтнихъ и безумныхъ изъявлять несогласіе на принятіе наслѣдства, т.-е. отреченіе отъ него, должны ихъ законные представители— опекуны, изъ чего возможно выведеніе того заключенія, что отреченіе- отъ наслѣдованія, заявленное самимъ недѣеспособнымъ наслѣдникомъ, не можетъ считаться дѣйствительнымъ. Хотя въ этомъ правилѣ закона говориться о заявленіи несогласія на принятіе наслѣдства опекунами только малолѣтнихъ и безумныхъ, но на самомъ дѣлѣ слѣдуетъ полагать, что отреченіе отъ права наслѣдованія должно считаться подлежащимъ заявленію никакъ не самими и другими лицами недѣеспособными или ограниченными въ ихъ дѣеспособности, состоящими подъ опекой, какъ нѣмыми и глухонѣмыми, а также и расточителями, а ихъ представителями — опекунами, на томъ основаніи, что и эти послѣдніе напшмъ закономъ также лишены права распоряженія ихъ имуществомъ, какъ и первые, какъ это мы видѣли въ Общей части настоящаго труда. Слѣдуетъ также на основаніи тѣхъ правилъ закона нашего, которыми опредѣляются права на распоряженіе имуществомъ нееоверпіеннолѣтнихъ и признанныхъ несостоятельными должниками, которыя были разсмотрѣны мной также въ Общей части настоящаго труда-(изд. 2, т. 1, стр. 195, 203, 206 и 211), признавать, что заявленіе объ отреченіи отъ права наслѣдованія со стороны первыхъ можетъ считаться допустимымъ только съ согласія ихъ попечителей, а со стороны вторыхъ и совсѣмъ не можетъ считаться допустимымъ, и должно считаться подлежащимъ заявленію только со стороны конкурса, надъ ихъ имуществомъ установленнаго. Можно найти также указанія въ нашемъ законѣ, какъ мы это также видѣли въ Общей части настоящаго труда (изд. 2, т. 1, стр. 412), на недѣйствительность юридическихъ сдѣлокъ и въ ихъ числѣ и отреченія отъ какого-либо нрава, а стало быть и отъ права наслѣдованія, совершенныхъ подъ вліяніемъ насилія физическаго или угрозъ. Слѣдуетъ, затѣмъ, также признавать, что свободное изъявленіе воли на отреченіе отъ наслѣдства, какъ и всякой сдѣлки, можетъ быть нарушено также обманомъ, ошибкой и заблужденіемъ, вслѣдствіе чего слѣдуетъ также считать могущимъ подлежать опороченію и отреченіе отъ права наслѣдованія, совершенное подъ вліяніемъ обмана, а также ошибки, или заблужденія, если не въ отношеніи размѣра наслѣдственнаго имущества, то, по крайней мѣрѣ, въ отношеніи какъ самаго открытія наслѣдства, такъ и того лица, послѣ котораго оно предполагалось открывшимся наслѣдникомъ, отрекающимся отъ наслѣдства, или того основанія его права наслѣдованія, которое имъ предполагалось, т.-ѳ. когда