Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/475

Эта страница не была вычитана

ОТРЕЧЕНІЕ ОТЪ НАСЛѢДСТВА И ПОСЛѢДСТВІЯ ОТРЕЧЕВІЯ. 469 ритъ, что отреченіе отъ наслѣдства есть односторонній юридическій актъ, заключающійся въ заявленіи лица, въ пользу котораго открылось наслѣдство, о нежеланіи его ^осуществить его право на него, вслѣдствіе чего, отреченіе въ пользу кого-либо отъ наслѣдства, или отреченіе, какъ нѣкоторые называютъ, квалифицированное, невозможно и недопустимо. Выражаемо оно можетъ быть, по его мнѣнію, или положительно посредствомъ заявленія, или же отрицательно дѣйствіемъ, указаннымъ въ 1265 ст. Допустимо отреченіе отъ наслѣдства, по его мнѣнію, можетъ считаться только до принятія наслѣдства, на томъ основаніи, что законъ говоритъ, что наслѣдникъ властенъ принять наслѣдство или отречься отъ него, чѣмъ противополагаетъ одно изъ этихъ дѣйствій другому и предоставляетъ право совершить то или другое изъ нихъ, но никакъ не оба одно послѣ другого. Слабая сторона закона объ отреченіи отъ наслѣдства заключается, по его мнѣнію, въ томъ, что онъ, присваивая вполнѣ самостоятельное значеніе двумъ противоположнымъ актамъ—принятія наслѣдства и отреченія отъ него, не опредѣляетъ въ то же время ихъ взаимнаго соотношенія, чѣмъ и порождаетъ недоразумѣніе о томъ, что именно слѣдуетъ считать необходимымъ для того, чтобы признать лицо, въ пользу котораго открылось наслѣдство, окончательно вступившимъ въ права и обязанности наслѣдодателя, т.-е. необходимъ ли положительный актъ принятія наслѣдства, или же достаточно только отсутствія отреченія отъ него, каковое недоразумѣніе, по его мнѣнію, можетъ быть разрѣшено только законодательнымъ путемъ. Но мнѣнію Полетаева, выраженному имъ въ его замѣткѣ на означенную статью Гордона (Суд. Вѣст. 1870 г., № 112), напротивъ, принятіе наслѣдства и отреченіе отъ него не суть совершенно самостоятельныя юридическія дѣйствія, а суть дѣйствія соотносительныя, зависимыя одно отъ другого, вслѣдствіе чего, въ непринятіи наслѣдства слѣдуетъ видѣть отреченіе отъ него. По мнѣнію ІІринтца выраженному имъ въ его статьѣ—„Охранительное судопроизводство по наслѣдствамъ" (Суд. Вѣст. 1870 г., № 140), наслѣдники и безъ формальнаго принятія наслѣдства могутъ быть признаваемы принявшими его, причемъ они, однакоже, не могутъ быть лишены права доказывать то, что они не приняли наслѣдства и безъ формальнаго отреченія ихъ отъ принятія его. Самое заявленіе объ отреченіи отъ наслѣдства должно быть подаваемо, по его мнѣнію, какъ въ надлежащее судебное мѣсто, въ тотъ судъ, въ который должны быть подаваемы и просьбы объ утвержденіи въ правахъ на наслѣдство, а безповоротнымъ отреченіе отъ наслѣлства должно считаться, но его мнѣнію, съ момента постановленія судомъ опредѣленія о принятіи отреченія. Флексоръ въ его статьѣ—„Допускается ли нашимъ законодательствомъ презумпція объ отреченіи отъ наслѣдства" (Суд. Газ. 1894 г., N° 37), обращаетъ прежде всего вниманіе на смѣшеніе у насъ отреченія отъ наслѣдства съ непринятіемъ его, какъ фактическимъ только состояніемъ, и происходящаго вслѣдствіе этого неправильнаго опредѣленія въ нашей литературѣ взаимнаго соотношенія принятія наслѣдства и отреченія отъ него. На самомъ дѣлѣ слѣдуетъ на основаніи нашего закона признавать за отреченіе отъ наслѣдства только формальное заявленіе объ отреченіи отъ него и, притомъ, отреченіе, заявленное суду, а не какимъ-либо инымъ образомъ и не въ какомъ-либо частномъ актѣ, каковое отреченіе только и можетъ считаться безповоротнымъ и лишать наслѣдника е,го права на наслѣдство. Обязанности дѣлать заявленіе ■объ отреченіи отъ наслѣдства нашъ законъ на наслѣдника не возлагаетъ, вслѣдствіе чего слѣдуетъ считать актъ этотъ за вполнѣ факультативный и вполнѣ зависимый отъ его воли. Непринятіе наслѣдства* напротивъ, можетъ воспріять значеніе юридическаго дѣйствія, влекущаго за собой потерю права на него, подобно отреченію, только по истеченіи установленныхъ закономъ •сроковъ’ на его принятіе, почему оно и не можетъ имѣть самостоятельнаго значенія, какъ отреченіе. По мнѣнію, затѣмъ, Свивьина, выраженному имъ