Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/460

Эта страница не была вычитана

454 УТВЕРЖД. ВЪ ПРАВѢ НАСЛѢД., ПРИН. НАСЛѢД. И ПОСЛѢД. ЕГО ПРИНЯТІЯ. получаютъ въ наслѣдство какое-либо право, принадлежавшее наслѣдодателю на чужую вещь, все равно, въ видѣ ли права отдѣльнаго владѣнія и пользованія полнаго ею, или же неполнаго, подтвержденіемъ чему можетъ служить отчасти правило 39 ст. VIII т. уст. объ управл. казен. имѣніями въ губ. западныхъ и прибалтійскихъ, которой указывается на обязанность наслѣдниковъ временнаго владѣльца казеннаго имѣнія по его сдачѣ ими обратно въ казну отвѣчать за всѣ убытки, причиненные казнѣ за время владѣнія имъ ихъ предшественникомъ. Не могутъ быть признаваемы наслѣдники обязанными отвѣчать за обязательства, наслѣдодателя, какъ указали Побѣдоносцевъ, Іъассо и нѣкоторые другіе, а также и сенатъ, принявшіе хотя и послѣ наслѣдодателя, но такое имущество, которое не есть собственно наслѣдство послѣ него, какъ напр., слѣдуемыя къ полученію по смерти его женой и дѣтьми пенсіи, эмири-туры изъ эмиритальныхъ кассъ, когда, притомъ, ими не было получено отъ наслѣдодателя никакого другого имущества. По мнѣнію Кассо и еще болѣе рѣшительному утвержденію Шершеневича, высказанному имъ при разсмотрѣніи договора страхованія лица, не можетъ также считаться за принятіе наслѣдства полученіе какой-либо страховой преміи, слѣдуемой къ полученію послѣ смерти страхователя, когда получатель является наслѣдникомъ послѣдняго, на томъ основаніи, какъ утверждаетъ Шершеневичъ, что договоръ этотъ есть договоръ въ пользу третьяго лица, получателя этой суммы, право его на полученіе которой, хотя и пріобрѣтается имъ послѣ смерти страхователя, но пріобрѣтается имъ первоначально, а не произвольно отъ послѣдняго, почему и не переходитъ отъ него къ ея получателю но наслѣдству (Учеб. рус. гр. пр., изд. 3, стр. 491).

По правилу 1259 ст. наслѣдники обязаны неограниченной отвѣтственностью за обязательства наслѣдодателя и своимъ собственнымъ имуществомъ, но, какъ сказано въ ней, въ случаѣ недостатка имущества, полученнаго въ наслѣдство, каковое указаніе скорѣе, кажется, слѣдуетъ понимать въ томъ смыслѣ, какъ высказалъ и сенатъ, что имъ отвѣтственность наслѣдниковъ ихъ собственнымъ имуществомъ установлена только въ видѣ субсидіарной или добавочной отвѣтственности на случай недостаточности на удовлетвореніе обязательствъ наслѣдодателя его имущества, а никакъ не въ томъ видѣ, какъ полагаетъ Кассо, чтобы имъ была установлена какъ равная и одинаковая отвѣтственность ихъ тѣмъ и другимъ имуществомъ, открывающая кредиторамъ наслѣдодателя право требовать удовлетворепія всегда и безразлично изъ всякаго имущества наслѣдника. По утвержденію сената собственнымъ имуществомъ каждый изъ наслѣдниковъ можетъ быть признаваемъ обязаннымъ отвѣчать за обязательства наслѣдодателя только въ случаѣ недостаточности всего имущества наслѣдодателя, доставшагося не только ему, но и другимъ наслѣдникамъ и, притомъ, только по признаніи послѣднихъ несостоятельными долж-жниками, что врядъ ли, однако, можетъ быть признаваемо правильнымъ, на томъ основаніи, что ни правило 1259 ст., ни другіе законы не обусловливаютъ наступленіе отвѣтственности наслѣдниковъ за обязательства наслѣдодателя ихъ собственнымъ имуществомъ признаніемъ несостоятельнымъ кого-либо изъ нихъ и не требуютъ констатированія обстоятельства недостаточности всего имущества наслѣдодателя на удовлетвореніе его обязательствъ только признаніемъ несостоятельности кого-либо изъ наслѣдниковъ, вслѣдствіе чего констатированіе наличности этого обстоятельства должно считаться допустимымъ и другими доказательствами, и почему слѣдуетъ считать допустимымъ возникновеніе отвѣтственности наслѣдниковъ за обязательства наслѣдодателя ихъ собственнымъ имуществомъ вообще въ случаяхъ обнаруженія какими-либо доказательствами недостаточности имущества наслѣдодателя на удовлетвореніе его обязательствъ. Во всякомъ случаѣ утвержденіе, противорѣчащеѳ правилу 1259 ст. о неограниченной отвѣтственности у насъ наслѣдниковъ за долги