Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/414

Эта страница не была вычитана

408 УТВЕРЖД. ВЪ ПРАВѢ НАСЯѢД., ПРИН. НАСЛѢД. И ПОСЛѢД. ЕГО ПРИНЯТІЯ. вать за нимъ значеніе только доказательства его принятія, да и то никакъ не доказательства безусловнаго, а только пока не будетъ доказано противное, т.-е. пока не будетъ доказано, что фактическаго принятія наслѣдства не было. Болѣе логичнымъ представляется, по его мнѣнію, принятіе его въ первомъ значеніи, а болѣе справедливымъ во второмъ. Во всякомъ случаѣ, по его мнѣнію, слѣдуетъ признавать, что утвержденіе въ правахъ на наслѣдство должно относиться къ опредѣленному наслѣдственному имуществу, а не къ наслѣдству вообще, какъ ипіѵегзііаз іигіз, на томъ основаніи, что охранительныя мѣры всегда подлежатъ принятію надъ опредѣленнымъ имуществомъ (Суд. Жур. 1863 г., кн. 2, стр. 13—29; кн. 3, стр. 42—57).

За необязательность для наслѣдниковъ утвержденія ихъ въ правѣ наслѣдованія высказался также и сенатъ во многихъ рѣшеніяхъ (рѣш. 1876 г., № 184; 1896 г.,№ 116), за исключеніемъ нѣкоторыхъ случаевъ, когда по закону оно представляется необходимымъ, какъ напр., въ тѣхъ случаяхъ, когда наслѣднику необходимо получить вкладъ изъ городского общественнаго банка (рѣш. 1877 г., № 310), или изъ учрежденій государственнаго банка (рѣш. Общ. Собр. 1899 г., № 10), а также въ тѣхъ случаяхъ, когда надъ наслѣдствомъ были приняты мѣры охраны и когда оно передано наслѣдникамъ можетъ быть не прежде, какъ или по утвержденіи къ исполненію духовнаго завѣщанія, или же по утвержденіи ихъ въ правахъ на него (рѣш. 1872 г., № 885, 1874 г., Л* 127), а также и въ нѣкоторыхъ другихъ случаяхъ, когда для совершенія тѣхъ, или другихъ дѣйствій, напр., по отчужденію наслѣдственнаго имущества представляется необходимымъ опредѣленіе правъ наслѣдниковъ на него (рѣш. 1875 г., № 848). Самое, затѣмъ, значеніе опредѣленій объ утвержденіи въ правѣ наслѣдованія сенатъ опредѣляетъ не вполнѣ послѣдовательно, приравнивая его въ однихъ его рѣшеніяхъ принятію наслѣдства (рѣш. 1873 г., № 695) и считая наслѣдниковъ, и не вступившихъ въ фактическое обладаніе наслѣдствомъ, а утвердившихся только въ правахъ на него, обязанными отвѣчать за долги наслѣдодателя (рѣш. 1872 г., № 662; 1875 г., Л» 395), а въ другихъ рѣшеніяхъ, признавая опредѣленіе суда объ утвержденіи въ правахъ на наслѣдство только за удостовѣреніе о принадлежности наслѣднику этого права, открывающее ему путь ко вступленію во владѣніе имъ (рѣш. 1897 г., № 71). Въ этомъ же рѣшеніи сенатъ въ частности объяснилъ еще, что наслѣдники могутъ просить объ утвержденіи въ правахъ на наслѣдство и вмѣстѣ нѣсколько, и что въ случаѣ заявленія ими одновременно правъ на него, взаимно другъ друга исключающихъ, судъ въ охранительномъ порядкѣ обязанъ все же разсмотрѣть ихъ просьбу и, затѣмъ, утвердить въ правахъ на наслѣдство тѣхъ изъ нихъ, права которыхъ представляются преимущественными и надлежащими доказательствами удостовѣренными. Затѣмъ, въ другихъ рѣшеніяхъ сенатъ въ частности объяснилъ еще: во-1-хъ, что заявлять просьбу объ утвержденіи въ правѣ наслѣдованія въ охранительномъ порядкѣ наслѣдники могутъ только въ теченіе шести мѣсяцевъ со дня публикаціи о вызовѣ наслѣдниковъ, а по истеченіи этого срока только въ случаяхъ, когда прежде утвердившіеся въ правахъ на наслѣдство наслѣдники и вступившіе во владѣніе имъ не оспариваютъ ихъ правъ на него (рѣш. 1869 г., № 15; 1876 г., № 483), и во-2-хъ, что наслѣдники, заявляющіе просьбу объ утвержденіи ихъ въ правѣ наслѣдованія, не обязаны доказывать, что другихъ болѣе близкихъ наслѣдниковъ нѣтъ, и что ближайшіе наслѣдники во владѣніе наслѣдствомъ могутъ вступить даже и тогда, когда бы на самомъ дѣлѣ были и другіе такіе же наслѣдники (рѣш. 1879 г., № 90; 1880 г., № 210). ІІо мнѣнію Побѣдоносцева, напротивъ, въ виду того обстоятельства, что судъ вообще не имѣетъ права ех оШсіо возбуждать вопросъ о пропускѣ давности на заявленіе какихъ-либо просьбъ, слѣдуетъ полагать, что наслѣдники не могутъ быть лишены права заявлять въ охранительномъ порядкѣ просьбы объ утвержденіи ихъ въ правахъ на на-