Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/412

Эта страница не была вычитана

406 УТВЕРЖД. ВЪ ПРАВѢ НАСЛѢД., ПРИН. НАСЛѢД. И ПОСЛѢД. ЕГО ПРИНЯТІЯ. роны суда за наслѣдникомъ въ охранительномъ порядкѣ права на вступленіе его во владѣніе наслѣдствомъ въ качествѣ наслѣдника. Изъ того опредѣленія, которое даютъ Думашевскій въ его юридическомъ обозрѣніи (Жур. Мин. Юст. 1868 г., кн. 7, стр. 76) и Любавскій въ его статьѣ—„О принятіи наслѣдства и отреченіи отъ него" (Юрид. моног. и изслѣд., т. 3, стр. 315—317) понятно утвержденія въ правахъ на наслѣдство, какъ предварительнаго судебнаго признанія за наслѣдниками этого права и, притомъ, необязательнаго для допустимости съ ихъ стороны принятія наслѣдства или вступленія во владѣніе имъ, само собой слѣдуетъ то заключеніе, что утвержденіе въ правахъ на наслѣдство и по ихъ мнѣнію не можетъ считаться за его принятіе со стороны наслѣдниковъ. Также и по объясненію' Растеряева (Недѣйствительность юрид. сдѣлокъ стр. 193), а также Фридштейна (Наслѣдство по 1-й ч. Х-го тома стр. 138) и редакціи Юридической Газеты, выраженному въ передовой ея статьѣ „Значеніе судебнаго опредѣленія объ утвержденіи въ правахъ наслѣдства (1904 г. № 88), утвержденіе въ правѣ наслѣдства ни въ какомъ случаѣ не можетъ считаться для наслѣдниковъ обязательнымъ, почему, по объясненію собственно Растеряева, должно считаться допустимымъ совершеніе купчей со стороны наслѣдниковъ на полученное ими наслѣдство и безъ утвержденія ихъ въ правахъ на него, и имѣетъ оно значеніе только удостовѣренія въ ихъ правѣ на наслѣдство, но ни въ какомъ случаѣ не значеніе акта его принятія, на томъ основаніи, что право на открывшееся наслѣдство принадлежитъ наслѣдникамъ просто со дня открытія наслѣдства, въ силу событія смерти наслѣдодателя, что прямо указано въ 1254 ст. и затѣмъ повторено въ Высочайше утвержденномъ 14 апрѣля 1866 г. мнѣніи Государственнаго Совѣта объ охранительномъ судопроизводствѣ, правилами какового судопроизводства и предоставляется наслѣдникамъ право обращаться къ содѣйствію суда для удостовѣренія ихъ права на наслѣдство только въ тѣхъ случаяхъ, когда они считаютъ это для нихъ необходимымъ и, притомъ, одинаково, какъ объяснила редакція Юридической Газеты, какъ въ случаяхъ обращенія за этимъ къ содѣйствію суда одного или нѣсколькихъ наслѣдниковъ вмѣстѣ, такъ и особо и разновременно (1905 г. № 21). Изъ указанія Побѣдоносцева па то, что просьба наслѣдника объ утвержденіи его въ наслѣдствѣ сама по себѣ еще не служитъ безвозвратнымъ актомъ принятія наслѣдства, доколѣ не состоится постановленіе суда объ утвержденіи его въ правахъ наслѣдства, вполнѣ возможно выведеніе того заключенія, что по его мнѣнію, утвержденіе въ правахъ на наслѣдство, напротивъ, должно быть принимаемо за его принятіе (Курсъ гр. пр., т. 2, стр. 317). Еще далѣе по пути этого взгляда на значеніе утвержденія въ правахъ на наслѣдство идетъ Кассо, который прямо и рѣшительно считаетъ его равносильнымъ принятію наслѣдства, подобнымъ фактическому вступленію наслѣдника въ обладаніе имъ, даже и тогда, когда бы онъ во владѣніе имъ и не вступалъ (Преемство наслѣдника, стр. 253). Такой же взглядъ на значеніе утвержденія въ правахъ на наслѣдство былъ высказанъ и мной въ другомъ моемъ трудѣ (Опытъ Коммент. къ уст. гр. суд., изд. 2, т. 5, стр. 99). Взглядъ Кавелина, выраженный въ его сочиненіи—„Право наслѣдованія" на значеніе утвержденія въ правѣ наслѣдованія, напротивъ, не отличается достаточной опредѣлительностью, такъ какъ онъ, высказавъ сперва, что для предпринятія какихъ-либо дѣйствій относительно наслѣдственнаго имущества не требуется со стороны наслѣдниковъ безусловно утвержденія ихъ въ правахъ на наслѣдство, затѣмъ, говоритъ, что дѣйствительнымъ и отвѣтственнымъ наслѣдникомъ становится лицо лишь съ того момента, когда наслѣдство юридически, или фактически къ нему перешло, не поясняя, приэтомъ, что слѣдуетъ разумѣть собственно подъ юридическимъ переходомъ наслѣдства къ извѣстному лицу (Жур. гр. и уг. пр. 1885 г., кн. 4, стр. 113 и 118).

Особенно подробному разсмотрѣнію вопросъ о значеніи утвержденія въ