Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/33

Эта страница не была вычитана

НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. 27 совершать завѣщанія, то только въ пользу богоугодныхъ заведеній, но никакъ не въ пользу ихъ родственниковъ и вообще другихъ лидъ частныхъ и юридическихъ, не вѣдающихъ дѣлъ такихъ заведеній, вслѣдствіе того, что по постановленіямъ этихъ законовъ имущество, остающееся послѣ смерти всѣхъ этихъ лидъ, если только оно не завѣщано ими въ пользу этихъ заведеній* поступаетъ или въ пользу Эчміадзинскаго монастыря, или той обители или братства, къ которымъ они принадлежали. По отношенію, наконецъ, опредѣленія права лидъ монашествующихъ вѣроисповѣданія римско-католическаго совершать завѣщанія, изъ постановленій 475 и 476 ст. IX т. закон. о сост.,— изъ которыхъ первая воспрещаетъ наслѣдникамъ лицъ монашествующихъ мужского пола послѣ ихъ смерти требовать въ ихъ пользу какое бы то ни было движимое имущество и вклады въ монастырь, оставшіеся послѣ ихъ смерти, какъ имущество, подлежащее обращенію въ собственность монастыря, а вторая, напротивъ, говоритъ, что вклады или, такъ называемыя, приданыя деньги, внесенныя лидами монашествующими женскаго пола въ монастырь при ихъ поступленіи въ него, послѣ ихъ смерти, вмѣстѣ съ наросшими на нихъ процентами, должны быть обращаемы къ ихъ законнымъ наслѣдникамъ,—возможно выведеніе того заключенія, что за лицами монашествующими мужского пола и, притомъ, одинаково, какъ за монашествующими низшихъ степеней, такъ и за принадлежащими къ составу ихъ духовныхъ властей, не можетъ быть признаваемо право совершать завѣщанія, вслѣдствіе того, что законъ имущество, остающееся послѣ смерти всѣхъ лицъ монашествующихъ вообще* признаетъ собственностью того монастыря, въ которомъ они состояли, а за лицами монашествующими женскаго пола, въ виду предписанія закона обращать послѣ ихъ смерти въ пользу ихъ законныхъ наслѣдниковъ оставшіяся послѣ нихъ ихъ приданыя деньги, напротивъ, можетъ быть признаваемо право' совершать духовныя завѣщанія, по крайней мѣрѣ, объ этихъ деньгахъ. Нечего, затѣмъ, кажется, и говорить какъ о томъ, что всѣ тѣ лица монашествующія, которыя не имѣютъ права совершать завѣщанія, теряютъ это право не прежде, какъ по ихъ вступленіи или постриженіи ихъ въ монашество и что, вслѣдствіе этого, завѣщанія, совершенныя ими ранѣе этого момента, напротивъ, должны сохранять ихъ силу и должны быть, по поступленіи ихъ въ монашество, какъ это мы увидимъ ниже, приводимы въ исполненіе, такъ и о томъ, что обстоятельство совершенія ими завѣщанія, до наступленія этого момента, ни въ какомъ случаѣ не должно быть признаваемо какъ основаніе къ лишенію тѣхъ изъ нихъ, которыя по закону имѣютъ право совершать завѣщанія и по поступленіи въ монашество, права совершать вновь завѣщанія на случай ихъ смерти, которыя такъ же, какъ и первыя завѣщанія, должны имѣть силу и подлежать исполненію послѣ ихъ смерти.

Въ виду, затѣмъ, того обстоятельства, что законъ правиломъ 1019 ст. X т. объявляетъ недѣйствительными завѣщанія лицъ, лишенныхъ по суду всѣхъ правъ состоянія, когда приговоръ имъ объявленъ, слѣдуетъ полагать, что лица* лишенныя всѣхъ правъ состоянія, какъ неправоспособныя, не имѣютъ права совершать завѣщанія. Сенатъ, обсуждая вопросъ о томъ моментѣ, съ наступленія котораго лицо, лишенное по суду всѣхъ правъ состоянія, должно считаться лишеннымъ права совершать завѣщанія, пришелъ къ тому заключенію* что въ настоящее время, при дѣйствіи новаго устава уголовнаго судопроизводства, за тотъ моментъ, по наступленіи котораго лишенный по суду всѣхъ правъ состоянія долженъ считаться и лишеннымъ права совершать завѣщанія, долженъ считаться не моментъ объявленія ему приговора уголовнаго суда, а моментъ обращенія его къ исполненію (рѣш. 1878 г., Л? 9&), каковое заключеніе на самомъ дѣлѣ врядъ ли можетъ считаться согласнымъ съ правилами устава уголовнаго судопроизводства о вступленіи въ законную силу приговоровъ суда уголовнаго и обращеніи ихъ къ исполненію, по соображеніи кото-