Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/299

Эта страница не была вычитана

НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАКОНУ. 293 •ставленія и послѣ лида, отрекшагося отъ принятія наслѣдства, въ противность мнѣнію Побѣдоносцева, высказывается за недопустимость осуществленія наслѣдованія по этому праву въ этомъ случаѣ на томъ основаніи, что наслѣдникъ, отрек-шійся отъ наслѣдованія, этимъ самымъ уже исчерпалъ его право на него, вслѣдствіе чего оно не можетъ считаться подлежащимъ переходу и къ дѣтямъ его, какъ такое право, которое ему послѣ отреченія отъ него уже не принадлежитъ болѣе, а также и потому, что и по самому закону по праву представленія можно наслѣдовать лишь тогда, когда наслѣдникъ не находится въ живыхъ во время открытія наслѣдства. На разсмотрѣніи этого послѣдняго вопроса останавливались и многіе другіе наши цивилисты и разрѣшали его различно. Такъ, изъ нихъ Змировъ въ его статьѣ —„О недостаткахъ нашихъ гражданскихъ законовъ" (Жур. гр. и уг. пр. 1885 г., кн. 3, стр. 39) разрѣшаетъ этотъ вопросъ въ томъ же смыслѣ, какъ и Любавскій, на томъ основаніи, что при отсутствіи въ нашемъ законѣ указанія, подобнаго содержащемуся въ нѣкоторыхъ законодательствахъ иностранныхъ, на то, чтобы нисходящій наслѣдникъ отрекшагося отъ наслѣдства сохранялъ за собой право наслѣдованія по закону, вопросъ этотъ по необходимости иначе невозможно разрѣшать, какъ въ смыслѣ отрицательномъ или въ смыслѣ непризнанія за нимъ этого права. За необходимость разрѣшенія этого вопроса въ такомъ же смыслѣ высказались впослѣдствіи Исаченко въ его статьѣ—„Наше охранительное судопроизводство" (Жур. Мин. Юст. 1899 г., кн. 2, стр. 39) на томъ основаніи, что отреченіе отъ наслѣдства можетъ быть только безусловнымъ, но никакъ не въ пользу дѣтей, а также потому, что наслѣдованіе потомковъ по праву представленія возможно только тогда, когда нѣтъ налицо самого представляемаго, который поэтому не можетъ воспользоваться его правомъ, но не тогда, когда онъ только не желаетъ имъ пользоваться, имѣя къ этому возможность, и Гессенъ въ его статьѣ—„О порядкѣ наслѣдованія въ нисходящей линіи" (Жур. Мин. Юст. 1897 г., кн. 4, стр. 234—236), на томъ основаніи, что законъ въ правилѣ 1123 ст. указываетъ, что дальнѣйшая степень вступаетъ въ степень ближайшую и заступаетъ ея мѣсто, если наслѣдникъ не находится уже въ живыхъ во время открытія наслѣдства, а въ правилѣ 1127 ст. указываетъ, что ближайшее наслѣдованіе послѣ отца или матери принадлежитъ ихъ дѣтямъ, и что только за смертью ихъ заступаютъ ихъ мѣсто по праву представленія внуки и такъ далѣе, каковыми правилами законъ, очевидно, указываетъ, что сынъ при отцѣ не наслѣдникъ и что дальнѣйшая степень участвуетъ въ наслѣдованіи только въ случаѣ смерти степени ближайшей, причемъ о возможности наслѣдованія по праву представленія потомковъ представляемаго при его жизни законъ ничего не говоритъ, изъ чего необходимо слѣдуетъ то заключеніе, что при его жизни, хотя бы онъ и не пользовался его правомъ наслѣдованія и даже отрекся отъ него, потомки его осуществлять это его право вмѣсто него права имѣть не могутъ, вслѣдствіе того, что оно вслѣдствіе его отреченія отъ него ему уже не принадлежитъ. Другіе, какъ Степановъ въ его замѣткѣ по вопросу—„Можетъ ли внучка быть утверждена въ охранительномъ порядкѣ въ правахъ наслѣдства къ имуществу своего дѣда, если ея отецъ, сынъ наслѣдодателя, находится въ безвѣстномъ отсутствіи" {Журн. Мин. Юст. 1897 г., кн. 6, стр. 239) и Харламповичъ въ его замѣткѣ по вопросу—„Отреченіе отца отъ наслѣдства влечетъ ли за собой, лишеніе сына права на то же наслѣдство" (Журн. Мин. Юст. 1900 г., кн. 5, стр. 202), напротивъ, разрѣшаютъ этотъ вопросъ согласно съ заключеніемъ Побѣдоносцева и Демченко въ смыслѣ утвердительномъ, или въ смыслѣ признанія за потомками права наслѣдованія по праву представленія и въ случаяхъ отреченія отъ наслѣдства- самого наслѣдника, потомками котораго они являются, на томъ основаніи, по указанію собственно Харламповича, что по нашему закону отреченіе отъ наслѣдства есть актъ воли чисто личный, вслѣдствіе того, что