Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/298

Эта страница не была вычитана

292 НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАКОНУ. родства, Демченко, далѣе, переходитъ къ разсмотрѣнію постановленій нашего закона по этому предмету и утверждаетъ, что нашъ законъ опредѣляетъ порядокъ наслѣдованія по закону между родственниками, главнымъ образомъ, по линіямъ, давая предпочтеніе прежде всего въ отношеніи наслѣдованія родственникамъ линіи нисходящей наслѣдодателя и, затѣмъ, только при отсутствіи родственниковъ его въ этой линіи, предоставляя это право родственникамъ его линій боковыхъ, которые должны чередоваться между собой въ отношеніи наслѣдованія въ порядкѣ своей близости къ наслѣдодателю, т-.е. по соображеніи близости ихъ къ нему по ихъ происхожденію отъ ихъ общага родоначальника, т.-е. отъ ихъ отца или матери, дѣда или бабки и такъ далѣе, такъ что каждая ближайшая линія должна исключать дальнѣйшую, при чемъ, однакоже, многія равно близкія къ нему линіи, сколько бы ихъ ни было, и кто бы въ нихъ наслѣдниками ни являлись, должны наслѣдовать всѣ вмѣстѣ, хотя и не по порядку степеней родства въ каждой изъ нихъ, но только такъ, что каждый членъ линіи долженъ устранять отъ наслѣдованія его потомство, когда самъ пользуется своимъ правомъ, несмотря на то, что законъ постановляетъ, что въ каждой линіи ближайшая степень исключаетъ дальнѣйшую потому, что, далѣе, самъ же законъ также постановляетъ, что если при открытіи наслѣдства лицо, ближайшее или равное другимъ по степени, не находится уже въ живыхъ, то мѣсто его занимаютъ по праву представленія и въ степень его вступаютъ его дѣти, а за смертью ихъ—его внуки и другіе нисходящіе по порядку степеней. Наконецъ, Демченко останавливается на объясненіи наслѣдованія по праву представленія и говоритъ, чта признаніе этого права есть то же самое, что и признаніе порядка наслѣдованія по линіямъ безъ различія степеней, и что неограниченность этого права выражаетъ то же самое, что и неограниченность наслѣдованія вообще въ линейномъ порядкѣ какими-либо степенями. Затѣмъ, онъ по поводу осуществленія этого права наслѣдованія утверждаетъ собственно то же, что и Побѣдоносцевъ, т.-е., что подлежащимъ осуществленію со стороны потомковъ извѣстнаго лица оно должно считаться по смыслу нашего закона не только въ случаѣ смерти его прежде открытія наслѣдства, но и лишенія его всѣхъ правъ состоянія прежде открытія наслѣдства, или лишенія его права наслѣдованія его родителями, а также постриженія въ монашество и, наконецъ, отреченія его отъ права наслѣдованія и даже просто непрінятія имъ наслѣдства на томъ основаніи, что въ этомъ послѣднемъ случаѣ при отрицаніи возможности осуществленія наслѣдованія по этому праву пришлось бы отдать предпочтеніе въ наслѣдованіи передъ потомствомъ этого лица другимъ наслѣдникамъ наслѣдодателя, стоящимъ отъ него далѣе этого потомства (Существо наслѣдства, стр. 87—93; 107—111). Также и по мнѣнію Мейера, неспособность къ наслѣдованію ближайшаго къ наслѣдодателю родственника, между прочимъ, и вслѣдствіе устраненія его отъ наслѣдованія родителями за самовольное вступленіе въ бракъ, не должна служить препятствіемъ къ наслѣдованію послѣ него для его нисходящихъ по праву представленія (Рус. гр. пр., изд. 2, т. II, стр. 498).

Другіе наши цивилисты, какъ напр., Кавелинъ (Права и обязанности, стр. 379—380), Куницынъ въ его статьѣ—„О правѣ племянницъ на указныя части изъ наслѣдства" (Журн. Мин. Юет. 1866 г., кн. 4, стр. 35), а также Любавскій въ его статьѣ—„О родѣ или родствѣ кровномъ", напротивъ, даютъ довольно краткія объясненія какъ понятій рода и родства, какъ основанія права наслѣдованія по закону, такъ и самаго порядка призванія къ наслѣдованію по соображеніи близости родства по линіямъ и степенямъ, повторяя или указанія, данныя по этому предмету или въ самомъ законѣ, или объясненія, данныя Побѣдоносцевымъ, и только Любавскій въ другой его статьѣ—„О принятіи наслѣдства и отреченіи отъ него" (Юрид. моног. и изслѣдов., стр. 6—8 и 360), по вопросу о допустимости осуществленія наслѣдованія по праву пред-