Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/280

Эта страница не была вычитана

274 НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАКОНУ. ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

Наслѣдованіе по закону.

§ 1. Основанія права наслѣдованія по закону н условія его возникновенія.

ІІо позднѣйшему римскому праву, или по праву Юстиніана, по объясненію Барона, за основанія наслѣдованія по закону считались родство и бракъ. Изъ этихъ основаній родство кровное, законное, основанное на законномъ бракѣ, признавалось правомъ римскимъ за основаніе наслѣдованія по закону всѣхъ родственниковъ до самыхъ отдаленныхъ степеней родства, а родство незаконное, въ виду того, что дѣти незаконныя признавались связанными кровнымъ родствомъ только съ ихъ матерью и ея родственниками, но не съ ихъ отцомъ, напротивъ, считалось за основаніе наслѣдованія только послѣ первыхъ, но не для наслѣдованія послѣ ихъ отца и его дѣтей и родственниковъ, за исключеніемъ случая узаконенія имъ дѣтей, рожденныхъ его бывшей конкубиной, когда они, напротивъ, признавались наслѣдниками какъ его, такъ и его родственниковъ. Родство, основанное на бракѣ кровосмѣсительномъ, напротивъ, правомъ римскимъ вовсе не признавалось за основаніе наслѣдованія. Затѣмъ, правомъ римскимъ рядомъ съ родствомъ считалось за основаніе права наслѣдованія по закону также и усыновленіе, хотя и не за одинаковое основаніе во всѣхъ случаяхъ, и именно, въ нѣкоторыхъ случаяхъ оно считалось за основаніе взаимнаго права наслѣдованія, т.-е. какъ права наслѣдованія усыновленнаго послѣ усыновителя, такъ и наоборотъ, послѣдняго послѣ перваго, какъ напр., въ случаѣ полнаго усыновленія кого-либо; между тѣмъ, какъ въ другихъ оно считалось за основаніе только односторонняго права наслѣдованія усыновленнаго послѣ усыновителя, какъ въ случаѣ неполнаго усыновленія перваго послѣднимъ. Бракъ признавался правомъ римскимъ, какъ основаніе возникновенія права наслѣдованія для пережившаго супруга послѣ смерти другого супруга (Рапсіесіеп, § 408). За необходимыя, затѣмъ, условія возникновенія права наслѣдованія по закону правомъ римскимъ признавались: во-1-хъ, обстоятельство смерти лица, бывшаго способнымъ имѣть свое имущество; во-2-хъ, открытіе наслѣдства въ пользу лица, способнаго къ наслѣдованію, и, въ-3-хъ, пріобрѣтеніе этимъ послѣднимъ лицомъ открывшагося въ его пользу наслѣдства. Открытіе наслѣдства послѣ лицъ юридическихъ правомъ римскимъ считалось невозможнымъ, а равно эти послѣднія лица считались имъ и неспособными къ наслѣдованію, за исключеніемъ государства, общинъ, церквей, благотворительныхъ учрежденій и тѣхъ изъ пихъ, которымъ способность къ наслѣдованію была присвоена въ видѣ особой привилегіи. Открытіе наслѣдства послѣ лицъ физическихъ считалось правомъ римскимъ возможнымъ только послѣ ихъ смерти, но не послѣ подвергнутія ихъ уголовному наказанію, влекшему за собой даже сарШз (іешіпШо те<1іа, а также и не въ тѣхъ случаяхъ, когда смерть лица только предполагается, почему въ случаяхъ вступленія наслѣдника во владѣніе имуществомъ послѣ лица безвѣстно-отсутствующаго, онъ обязанъ былъ возвратить его ему по его возвращеніи. Неспособными, затѣмъ, къ наслѣдованію изъ лицъ физическихъ, правомъ римскимъ признавались лица, зачатыя послѣ смерти наслѣдодателя, а также умершія до открытія послѣ него наслѣдства, затѣмъ, лица, подвергшіяся уголовному наказанію, влекшему за собой даже саріііз сіетіпиііо тесііа, и дѣти государственныхъ измѣнниковъ (РащіесЪеп, § 890).