Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/252

Эта страница не была вычитана

246 НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. въ случаяхъ его экспропріаціи на общественныя надобности, но, разумѣется, только въ случаяхъ гибели или изъятія изъ оборота всего того имущества завѣщателя, исполненіе распоряженій по отношенію котораго ему было поручено, но не какой-либо части его, когда по отношенію другой части его оно должно оставаться въ силѣ. Если принимать наступленіе этого обстоятельства за основаніе прекращенія душеприказчества, какъ одного изъ обстоятельствъ, порождающаго невозможность исполненія обязательства, то тѣмъ болѣе, кажется, представляется возможнымъ принять за основанія его прекращенія, какъ обязательства чисто личнаго, и другія обстоятельства, препятствующія его исполненію, имѣющія значеніе препятствій субъективныхъ, какъ коренящихся въ самой личности его и ставящихъ его въ невозможность его исполненія, указанныхъ мной въ настоящемъ трудѣ въ отдѣлѣ о правахъ обязательственныхъ (т. III, изд. 2, стр. 485), и долженствующихъ быть принимаемыми за основанія прекращенія личныхъ обязательствъ вообще, какъ папр., лишеніе душеприказчика свободы на болѣе или менѣе продолжительное время, присужденіе его къ заключенію, обязательное поступленіе на службу, высылка его изъ того мѣста, гдѣ онъ долженъ исполнять его обязанности, тяжкая болѣзнь и, притомъ, одинаково, какъ душевная, такъ и тѣлесная и другія подобныя, лишающія его возможности дѣйствовать. Что касается, затѣмъ, возможности принятія за основанія прекращенія душеприказчества наступленіе такихъ обстоятельствъ, кромѣ гибели имущества завѣщателя, которыя имѣютъ значеніе объективныхъ препятствій исполненія обязательствъ, какъ появленіе заразы въ мѣстѣ исполненія завѣщанія, нашествіе въ него непріятеля, разлитіе рѣкъ и подобныхъ, то врядъ ли возможно наступленіе ихъ принимать за основанія его прекращенія, вслѣдствіе того, что наступленіе такихъ обстоятельствъ можетъ вызвать только временную невозможность исполненія завѣщанія, а никакъ не невозможность безусловную, почему наступленіе ихъ скорѣе возможно принимать за основанія допущенія только пріостановленія его исполненія до ихъ минованія, не болѣе. Также не представляется возможнымъ принимать за основаніе прекращенія душеприказчества вообще признаніе судомъ недѣйствительнымъ того завѣщанія, которымъ душеприказчикъ назначенъ, на которое указываютъ Гольмстенъ и Гордонъ, на томъ основаніи, что у насъ душеприказчество только и можетъ воспринимать его начало въ случаѣ утвержденія судомъ этого завѣщанія къ исполненію, какъ акта легитимирующаго-его возникновеніе, а не въ случаяхъ отказа суда въ его утвержденіи, какъ недѣйствительнаго, когда оно просто и возникать не можетъ, за исключеніемъ развѣ только случаевъ уничтоженія его судомъ, какъ недѣйствительнаго, въ порядкѣ исковомъ, по его утвержденіи къ исполненію, когда должно прекратиться его дальнѣйшее существованіе послѣ того, какъ оно вступило въ силу.. Не можетъ считаться у насъ допустимымъ, наконецъ, и устраненіе душеприказчика отъ исполненія его обязанностей судомъ и, притомъ во всѣхъ случаяхъ, а не только въ тѣхъ, въ которыхъ это недопустимо, по мнѣнію Побѣдоносцева, на томъ основаніи, что о допустимости устраненія судомъ отъ исполненія обязанностей не только душеприказчика, но и повѣреннаго нашъ законъ ничего не говоритъ. Разумѣется, что въ случаяхъ совершенія душеприказчикомъ, при исполненіи его обязанностей, такихъ преступныхъ дѣйствій,, за совершеніе которыхъ онъ подвергся бы лишенію свободы, обязанности его должны прекратиться, но не вслѣдствіе устраненія его судомъ отъ ихъ исполненія, а на общемъ основаніи, вслѣдствіе наступленія обстоятельства невозможности для него продолжать ихъ исполненіе. У насъ, напротивъ, можетъ быть признаваемо за наслѣдниками завѣщателя развѣ только право контроля надъ дѣйствіями душеприказчика, которое нашимъ закономъ въ случаяхъ назначенія въ завѣщаніи имущества въ пользу лицъ юридическихъ, извѣстнымъ учрежденіямъ, какъ мы видѣли выше, прямо предоставлено, и, основываясь