Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/25

Эта страница не была вычитана

НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. 19 подвергнуто освидѣтельствованію и, затѣмъ, признано выздоровѣвшимъ, вслѣдствіе чего, по его мнѣнію, завѣщаніе, совершенное такимъ лицомъ въ промежутокъ времени между первымъ и послѣднимъ освидѣтельствованіемъ состоянія его умственныхъ способностей, не можетъ считаться дѣйствительнымъ даже и тогда, когда бы по удостовѣренію свидѣтелей оно было совершено имъ въ здравомъ умѣ и твердой памяти. По мнѣнію Гольметена, выраженному имъ въ его обзорѣ практики гражданскаго суда (Жур. гр. и уг. пр. 1881 г., кн. 2, стр. 25 замѣт.), напротивъ, слѣдуетъ считать дѣйствительными завѣщанія, совершенныя лицами, оффиціально признанными сумасшедшими, во время свѣтлаго промежутка, а также, тѣмъ болѣе, слѣдуетъ считать дѣйствительными завѣщанія совершенныя лицами, страдающими старческимъ слабоуміемъ и въ такомъ ихъ состояніи оффиціально не признанными. Основываясь на томъ обстоятельствѣ, что нашъ законъ дозволяетъ совершать завѣщанія только лицамъ, находящимся въ здравомъ умѣ и твердой памяти, также и Сбитпевъ въ его статьѣ—„О духовныхъ завѣщаніяхъ по русскому праву" {Жур. .Мин. Юст. 1801 г., кн. 5, стр. 184—188) въ частности утверждаетъ, что должны считаться недѣйствительными духовными завѣщанія, совершенныя лицами во время такого аффекта или опьянѣнія, которые лишаютъ здраваго ума и твердой памяти, и, притомъ, одинаково—были ли они приведены въ такое состояніе кѣмъ-либо другимъ, или же сами привели себя въ такое состояніе. По мнѣнію Товстолѣса слѣдуетъ считать на основаніи закона за лицъ, не имѣющихъ права совершать завѣщанія, не только безумныхъ и сумасшедшихъ, но и умалишенныхъ, т.-е. такихъ, умственныя способности которыхъ разстроены въ меньшей степени, чѣмъ первыхъ, и въ числѣ ихъ и лицъ, страдающихъ одностороннимъ помѣшательствомъ, или мономановъ, а также и слабоумныхъ, съ которыми, однакоже, никакъ не слѣдуетъ смѣшивать лицъ, страдающихъ хотя бы йодъ старость слабой памятью. Завѣщанія, совершенныя всѣми означенными лицами, кромѣ послѣднихъ, должны быть признаваемы, по •его мнѣнію, недѣйствительными только тогда, когда въ моментъ ихъ совершенія завѣщатель не обладалъ сознательной волей, хотя бы впослѣдствіи онъ и выздоровѣлъ, вслѣдствіе чего, напротивъ, завѣщаніе, совершенное во время свѣтлаго промежутка сознанія, не должно терять силу (Законод. и духов, завѣщ., стр. 27—29). По поводу, далѣе, объявленія нашимъ закономъ недѣйствительными завѣщаній самоубійцъ Побѣдоносцевъ кратко утверждаетъ, что это правило закона безусловно, на томъ основаніи, что указомъ Сената 10 ноября 1766 года по дѣлу Шеховскихъ установлено, что самоубійство считается либо злодѣяніемъ, либо безуміемъ, почему и недѣйствительность завѣщанія самоубійцы есть въ первомъ случаѣ наказаніе за преступленіе, а въ послѣднемъ послѣдствіе акта безумной воли, и въ виду какового указанія всѣ завѣщанія самоубійцъ вообще должны считаться недѣйствительными. Это же 'заключеніе о значеніи завѣщаній самоубійцъ, основываясь на этомъ же указѣ Сената, высказалъ и Обнинскій въ его обзорѣ гражданской кассаціонной практики Сената (Юрид. Вѣст. 1878 г., кн. 2, стр. 237—239), при чемъ онъ замѣтилъ, что видѣть какое-либо противорѣчіе между законами гражданскимъ и уголовнымъ, указывающими послѣдствія самоубійства по отношенію силы завѣщанія, совершеннаго самоубійцей, нельзя, вслѣдствіе того, что первый опредѣляетъ гражданскія послѣдствія этого дѣянія, а второй—уголовныя, почему и совмѣстное примѣненіе ихъ представляется невозможнымъ. Карновичъ въ указанной нѣсколько выше статьѣ его, напротивъ, усматриваетъ полное противорѣчіе между законами гражданскимъ и уголовнымъ, указывающими послѣдствія самоубійства по отношенію силы духовнаго завѣщанія самоубійцы, заключающееся въ томъ, что въ то время, какъ законъ гражданскій объявляетъ недѣйствительнымъ завѣщаніе самоубійцы, какъ актъ, исходящій отъ человѣка, не находившагося въ нормальномъ состояніи умственнымъ способ- 2*