Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/243

Эта страница не была вычитана

НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. 237 къ самому имуществу завѣщателя или къ его общимъ правопреемникамъ, т.-е. къ его наслѣдникамъ, а никакъ не къ душеприказчику его, какъ представителю его только по исполненію завѣщанія, являющемуся лицомъ, по его правамъ и обязанностямъ подобнымъ уполномоченному частной или ограниченной довѣренностью, а не его правъ по имуществу вообще, за которыми, поэтому, и можетъ быть признаваемо Браво обращаться съ требованіями, вытекающими изъ обязательствъ завѣщателя только къ имуществу завѣщателя или къ его наслѣдникамъ, но не къ душеприказчику, какъ высказалъ и Товстолѣсъ. Правда, уложеніе германское дозволяетъ третьимъ лицамъ, имѣющимъ требованія къ наслѣдственному имуществу, предъявлять ихъ, какъ къ наслѣдникамъ завѣщателя, такъ и къ душеприказчику, но къ послѣднему, однакоже, лишь въ томъ случаѣ, когда ему предоставлено вообще управленіе этимъ имуществомъ, допуская предъявленіе ихъ въ другихъ случаяхъ только къ наслѣдникамъ завѣщателя, изъ чего возможно выведеніе того заключенія, что оно считаетъ требованія этихъ лицъ подлежащими по самому ихъ существу предъявленію только къ наслѣдникамъ завѣщателя, какъ къ его общимъ правопреемникамъ, но не къ душеприказчикамъ, каковое заключеніе также не можетъ не подтверждать правильности утвержденія Гольмстена о свободности душеприказчика отъ какихъ-либо обязанностей по отношенію третьихъ лицъ, въ завѣщаніи не означенныхъ. Впрочемъ, и самъ Гольмстенъ совершенно справедливо указываетъ въ подкрѣпленіе его положенія о томъ, что на душеприказчикѣ могутъ лежать обязанности только по отношенію третьихъ лицъ, въ завѣщаніи означенныхъ, а не по отношенію всѣхъ третьихъ лицъ вообще, на правила 24 и 25 ст. уст. гр. суд. нашего закона, какъ возлагающія на душеприказчика обязанность отвѣчать не по всѣмъ искамъ, возможнымъ къ предъявленію къ завѣщателю, а только по искамъ ихъ, на завѣщаніи основаннымъ, такъ и предоставляющія ему право предъявлять иски только по тѣмъ предметамъ, по коимъ въ силу завѣщанія такое право принадлежитъ ему, и въ виду каковыхъ указаній закона никоимъ образомъ не можетъ быть признаваемо правильнымъ утвержденіе Шершеневича объ обязанности душеприказчика какъ отвѣчать по искамъ всѣхъ кредиторовъ завѣщателя, такъ и предъявлять иски ко всѣмъ его должникамъ. Нельзя только въ добавленіе къ указаніямъ Гольмстена на обязанности душеприказчика по отношенію третьихъ лицъ, означенныхъ въ завѣщаніи, не замѣтить, что обязанности эти должны по ихъ содержанію опредѣляться, главнымъ образомъ, по соображеніи распоряженій, выраженныхъ въ этомъ отношеніи въ завѣщаніи, а никакъ не по соображеніи того общаго положенія—есть ли душеприказчикъ, согласно завѣщанія, вѣритель или должникъ третьяго лица, въ завѣщаніи означеннаго, вслѣдствіе того, что самое опредѣленіе такого его отношенія къ нему зависитъ вполнѣ отъ распоряженія завѣщателя, выраженнаго имъ по этому предмету въ завѣщаніи. Наконецъ, по поводу указаній Гольмстена обязанностей душеприказчика по отношенію третьихъ лицъ, нельзя не замѣтить еще, что признаніе за нимъ какихъ-либо обязанностей по отношенію, какъ третьихъ лицъ, отказополучателей по завѣщанію врядъ ли представляется возможнымъ, вслѣдствіе того, что они, какъ мы видѣли выше, и какъ утверждаетъ и самъ Гольмстенъ, являются кредиторами наслѣдниковъ завѣщателя, а не его контрагентами, на которыхъ только, поэтому, и можетъ лежать обязанность выдачи имъ назначенныхъ въ завѣщаніи отказовъ, а никакъ не на душеприказчикѣ завѣщателя, какъ его представителѣ, а не представителѣ его наслѣдниковъ, и возложеніе которой завѣщателемъ на послѣдняго врядъ ли, поэтому, можетъ считаться допустимымъ.

Что касается указаній другихъ нашихъ цивилистовъ и сената на обязанности душеприказчиковъ собственно по отношенію наслѣдниковъ завѣщателя, то всѣ они, за исключеніемъ очень немногихъ, представляются вполнѣ