Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/230

Эта страница не была вычитана

224 НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. ствомъ дачи имъ самому завѣщателю заявленія о его согласіи на назначеніе его душеприказчикомъ, на томъ основаніи, что душеприказчество можетъ быть квалифицируемо отношеніемъ, подобнымъ договору довѣренности, каковое заключеніе не считаетъ возможнымъ признать правильнымъ Любимовъ въ виду того, что о душеприказчествѣ при жизни завѣщателя не можетъ быть рѣчи, хотя нѣсколько выше самъ утверждаетъ, что душеприказчество можетъ быть устанавливаемо по взаимному соглашенію душеприказчика и завѣщателя. Въ виду, съ одной стороны, того обстоятельства, что принятіе на себя обязанностей душеприказчика есть, какъ и принятіе на себя всякаго другого обязательства, изъявленіе воли на вступленіе въ опредѣленную сдѣлку, а съ другой, въ виду возможности признанія допустимымъ и по нашему закону, какъ мы видѣли въ Общей части настоящаго труда (т. I, изд. 2, стр. 430—531), изъявленія воли на вступленіе въ сдѣлку двумя только что указанными способами нельзя и на самомъ дѣлѣ не считать допустимымъ изъявленіе и душеприказчикомъ согласія на принятіе имъ на себя обязанности исполненія завѣщанія способами, указанными Гольмстеномъ и Гордономъ, и притомъ допустимымъ выраженіе имъ согласія на это, какъ объяснилъ Гордонъ, и самому завѣщателю при его жизни, и если, затѣмъ, къ этимъ указаніямъ ихъ и слѣдуетъ что добавить, такъ это то, что одно молчаніе душеприказчика о его согласіи на принятіе имъ на себя обязанности исполненія завѣщанія или недача имъ отвѣта на запросъ суда или лицъ, въ исполненіи завѣщанія заинтересованныхъ, о его согласіи на это, ни въ какомъ случаѣ не должно быть принимаемо за его согласіе на принятіе имъ на себя этой обязанности, на томъ основаніи, какъ было указано мной въ Общей части настоящаго труда, что изъявленіе воли на вступленіе вообще въ какую-либо сдѣлку ни въ какомъ случаѣ не должно быть выводимо изъ молчанія лица или недачи имъ отвѣта на какіе-либо вопросы или предложенія о вступленіи въ сдѣлку, когда оно закономъ къ дачѣ его не обязано. Изъ новыхъ законодательствъ уложеніе германское, по крайней мѣрѣ, недачу душеприказчикомъ на запросъ суда въ назначенный-имъ срокъ отвѣта о согласіи его принять на себя обязанности душеприказчика признаетъ за отказъ съ его стороны отъ ихъ принятія на себя.

По изъявленіи душеприказчикомъ согласія на принятіи имъ на себя обязанности исполненія завѣщанія, выраженнаго имъ, какъ можно полагать, все равно, передъ судомъ или же лицами, заинтересованными въ исполненіи завѣщанія, или же по приступѣ съ его стороны или прямо къ исполненію завѣщанія, или же къ совершенію какихъ-либо дѣйствій, необходимыхъ для его утвержденія къ исполненію, по мнѣнію нѣкоторыхъ изъ нашихъ цивилистовъ, какъ Побѣдоносцева (Курсъ гр. пр., т. II, стр. 517), Гордона (Представ. въ гр. правѣ, стр. 247), Мышъ, выраженному имъ въ его очеркахъ Кассац. практики (Жур. гр. и уг. пр., 1887 г., кн. 10, стр. 89), Любимова, выраженному имъ въ его статьѣ — „О душеприказчикахъ по русскому праву“ (Юрид. Глз. 1900 г., № 25) и Товстолѣса (Законод. о духов, завѣщ., стр. 101), не можетъ уже считаться допустимымъ ни заявленіе съ его стороны отказа отъ исполненія принятыхъ имъ на себя обязанностей, ни неосновательное оставленіе имъ ихъ исполненія прежде доведенія имъ до конца ихъ исполненія, подъ страхомъ отвѣтственности за могущіе послѣдовать отъ этого убытки для лицъ, заинтересованныхъ исполненіемъ завѣщанія, вслѣдствіе того, по объясненію собственно Гордона, что по общимъ началамъ права вообще односторонній неосновательный отказъ со стороны кого-либо отъ исполненія принятаго имъ на себя обязательства не можетъ считаться допустимымъ. Заключеніе это представляется вполнѣ правильнымъ, какъ вполнѣ согласное и съ постановленіями нашего закона объ исполненіи обязательствъ, и почему не можетъ быть принимаемо къ руководству слишкомъ общее утвержденіе сената о правѣ душеприказчика вообще отказываться отъ исполненія завѣщанія (рѣш. 1871 г.,