Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/228

Эта страница не была вычитана

222 НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. мымъ должно считаться, какъ они объяснили, назначеніе въ завѣщаніи для его исполненія душеприказчикомъ лица посторонняго и въ тѣхъ случаяхъ, когда бы, вслѣдствіе, напр., малолѣтства наслѣдниковъ по завѣщанію, къ нимъ былъ назначенъ опекунъ, на томъ основаніи, что нашъ законъ вовсе не ограничиваетъ допустимость назначенія душеприказчика для исполненія и такихъ завѣщаній, наслѣдниками по которымъ являются лица недѣеспосооныя.

Въ 1084 ст. прямо сказано только, что завѣщанія исполняются по волѣ завѣщателя, между прочимъ, душеприказчиками, при чемъ не указано, въ какомъ собственно актѣ должна быть выражаема завѣщателемъ его воля о порученіи имъ душеприказчику исполнить его завѣщаніе. Несмотря на такой пробѣлъ въ законѣ, Гольмстенъ (О душеприк., стр. 36—37), Гордонъ (Гіредстав. въ гр. правѣ,' стр. 245), Шершеневичъ (Учеб. рус. гр. пр., изд. 3, стр. 741) и Любимовъ въ только что упомянутой статьѣ его (Юрид. Газ. 1900 г.. Л» 24), по соображеніи того обстоятельства, что воля завѣщателя и относительно назначенія душеприказчика, какъ подлежащая наравнѣ съ другими его распоряженіями на случай смерти осуществленію также не прежде, какъ по открытіи послѣ него наслѣдства, совершенно основательно утверждаютъ, что и выраженіе воли его о назначеніи душеприказчика можетъ считаться допустимымъ ни въ какомъ другомъ актѣ, какъ также только въ его завѣщаніи, хотя и не непремѣнно въ томъ же завѣщаніи, исполненіе котораго возлагается на душеприказчика, но и въ другомъ завѣщаніи и, притомъ, даже такомъ, которое со- ■> держитъ въ себѣ только его распоряженіе о назначеніи душеприказчика и ничего болѣе, каковое распоряженіе завѣщателя, но совершенно справедливому объясненію сената (рѣш. 1869 г., А1® 612), Гольмстена (О душеприк., стр. 42) и Змирлова, выраженному имъ въ его статьѣ—„О недостаткахъ нашихъ гражданскихъ законовъ" (Жур. гр. и уг. пр. 1883 г., кн. 10, стр. 72), можетъ воспринять его силу такъ же, какъ вообще и другія завѣщательныя распоряженія не прежде, какъ по утвержденіи судомъ къ исполненію того завѣщанія, въ которомъ оно выражено, каковое его утвержденіе и должно считаться за утвержденіе и душеприказчика въ его званіи, и почему въ какомъ-либо особомъ его утвержденіи судомъ въ этомъ званіи его для открытія ему возможности приступа къ исполненію завѣщанія никакой надобности и предстоять не можетъ.

Въ виду, затѣмъ, съ одной стороны, того обстоятельства, что душеприказчество порождаетъ извѣстное обязательство для душеприказчика, аналогичное обязательству повѣреннаго или уполномоченнаго, а съ другой, что обязательство ни на кого односторонней волей, каковой представляется воля завѣщателя о назначеніи душеприказчика, безъ его согласія на его принятіе на себя, возложено быть не можетъ, едва ли не всѣ наши цивилисты, какъ Побѣдоносцевъ (Курсъ гр. пр., т. II, стр. 517), Гольмстенъ (0 душеприк., стр. 41), Гордонъ (Представ. въ гр. правѣ, стр. 244), Кавелинъ въ его сочиненіи— „Право наслѣдованія" (Жур. гр. и уг. пр. 1885 г., кн. 1, стр. 28), Рудневъ (О духов, завѣщ., стр. 163), Шершеневичъ (Учеб. рус. гр. пр., изд, 3, стр. 742), К. 3. въ его замѣткѣ по дѣлу о духовномъ завѣщаніи Тараскевича (Жур. Мин. Юст. 1895 г., кн. 1, стр. 102) и Любимовъ (Юрид. Газ. 1900 г., А» 24) утверждаютъ, что одно утвержденіе судомъ къ исполненію того завѣщанія, въ которомъ кто-либо назначается душеприказчикомъ, для возникновенія его обязанности душеприказчика недостаточно, и что душеприказчество можетъ считаться возникающимъ не прежде, какъ по изъявленіи лицомъ, назначеннымъ душеприказчикомъ- согласія на принятіе имъ на себя возложенныхъ на него завѣщаніемъ обязанностей душеприказчика, каковое утвержденіе ихъ представляется, ' разумѣется, въ виду указанныхъ ими соображеній, совершенно правильнымъ; по крайней мѣрѣ, изъ новыхъ законодательствъ иностранныхъ уложеніе германское прямо постановляетъ, что должность душеприказчика воз-