Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/227

Эта страница не была вычитана

НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. 221 тельно къ тому—возложена ли при этомъ на него обязанность исполнить всѣ его завѣщательныя распоряженія или только нѣкоторыя, относящіяся до части завѣщаннаго ему имущества. Установленіе строгаго различія между душеприказчикомъ и наслѣдникомъ завѣщателя, какъ исполнителями его завѣщанія, представляется крайне существеннымъ именно потому, что исполненіе завѣщанія черезъ душеприказчика представляется возможнымъ только въ томъ случаѣ, если онъ является лицомъ дѣеспособнымъ во время приведенія его въ исполненіе, между тѣмъ, какъ исполненіе завѣщанія наслѣдникомъ должно считаться допустимымъ, какъ мы объяснили нѣсколько выше, и лицомъ недѣеспособнымъ, черезъ его законнаго представителя. Несмотря на всю необходимость, поэтому, установленія строгаго различія между наслѣдникомъ завѣщателя и душеприказчиками, какъ исполнителями завѣщанія, большинство нашихъ цивилистовъ не только ничего не говорятъ о немъ, но даже прямо смѣшиваютъ тѣхъ и другихъ, какъ исполнителей завѣщанія, утверждая: Мейеръ, что душеприказчикомъ назначается иногда то же лицо, которое назначается наслѣдникомъ по завѣщанію, а иногда лицо, въ пользу котораго дѣлается какой-либо отказъ, а иногда и лицо совершенно постороннее (Рус. гр. пр., изд. 2, т. II, стр. 490), Побѣдоносцевъ, что нашъ законъ не полагаетъ никакого препятствія назначенію душеприказчика изъ числа лицъ, въ пользу коихъ дѣлается назначеніе по завѣщанію (Курсъ гр. пр., т. II, стр. 517), Гольмстенъ, что душеприказчикъ можетъ быть назначаемъ и изъ числа наслѣдниковъ (О душеприк., стр. 33), Шершеневичъ, что душеприказчиками могутъ быть назначаемы или постороннія лица, или одни изъ наслѣдниковъ (Учеб. рус. гр. пр., изд. 3, стр. 741), и Гордонъ, что обязанности душеприказчика могутъ быть возлагаемы и на самихъ наслѣдниковъ по завѣщанію (Представ. въ уг. правѣ, стр. 272). Сенатъ, напротивъ, отличаетъ душеприказчиковъ отъ наслѣдниковъ по завѣщанію, какъ исполнителей завѣщанія, объяснивъ, во-1-хъ, что душеприказчикомъ признается всякое лицо, на которое возложены какія-либо обязанности по исполненію завѣщанія, если только лицо это не есть самъ наслѣдникъ по завѣщанію (рѣш. 1866 г., № 7) и, во-2-хъ, что въ случаѣ порученія завѣщателемъ исполненія его воли объ управленіи и распоряженіи имуществомъ одному изъ его наслѣдниковъ по завѣщанію, послѣдній долженъ считаться дѣйствующимъ не въ качествѣ его душеприказчика, а въ качествѣ одного изъ сонаслѣдниковъ по завѣщанію (рѣш. 1879 г., № 205), каковыя объясненія сената Гольмстенъ и Шершеневичъ критикуютъ и считаютъ неправильными, какъ основанныя на неправильномъ толкованіи нашего закона, не дающаго, будто бы, основанія такому различенію душеприказчиковъ и наслѣдниковъ по завѣщанію, какъ исполнителей завѣщанія, и потому долженствующихъ считаться одинаково за душеприказчиковъ завѣщателя. На самомъ дѣлѣ, какъ я только что сказалъ, и какъ объяснилъ также и Мордухай-Болтовской въ его статьѣ—„Мысли по поводу двухъ вопросовъ" (Вѣст. Права, 1902 г. кн. 6, стр. 99) правильными должны считаться эти объясненія сената, какъ болѣе соотвѣтствующія точному смыслу нашего закона, а не заключенія имъ противоположныя. Не можетъ не считаться также совершенно допустимымъ, какъ утверждаютъ Гольмстенъ (О душеприк., стр. 66) и Гордонъ (Представ. въ уг. правѣ, стр. 272), назначеніе душеприказчикомъ въ завѣщаніи для его исполненія и назначеннаго въ этомъ же завѣщаніи опекуна къ малолѣтнимъ дѣтямъ завѣщателя, каковымъ, впрочемъ, прибавлю отъ себя, онъ долженъ быть признаваемъ, однакоже, лишь только въ тѣхъ случаяхъ, когда тѣ малолѣтнія, къ которымъ онъ назначенъ опекуномъ, представляются наслѣдниками завѣщателя по закону, а не по его завѣщанію, вслѣдствіе того, что въ случаѣ возложенія обязанности исполненія завѣщанія на опекуна наслѣдниковъ по завѣщанію, онъ представляется исполнителемъ завѣщанія уже какъ ихъ законный представитель, а никакъ не какъ душеприказчикъ. Вполнѣ допусти-