Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/162

Эта страница не была вычитана

156 НАСЛѢДОВАНІЕ НО ЗАВѢЩАНІЮ. имъ за собой. Второе положеніе, высказанное въ передовой статьѣ „Судебной Газеты", напротивъ, если и можетъ быть признаваемо правильнымъ, то развѣ только по отношенію случаевъ, въ ней указанныхъ, но не другихъ, т.-е. не тѣхъ, когда въ уставѣ кредитнаго установленія указанное въ ней постановленіе не выражено, и когда, напротивъ, слѣдуетъ, кажется, скорѣе считать допустимымъ измѣненіе разъ сдѣланнаго вкладчикомъ распоряженія при внесеніи вклада о выдачѣ его извѣстному лиду и духовнымъ завѣщаніемъ его. По мнѣнію Побѣдоносцева, впрочемъ, и вообще такія дарственныя записи, по которымъ даримое имущество должно поступить во владѣніе лица, одареннаго не при жизни, а по смерти дарителя, должны быть признаваемы за духовныя завѣщанія на основаніи 991 ст., хотя такіе акты, по его мнѣнію, для воспріятія силы послѣ смерти дарителя, должны быть представляемы послѣ его смерти къ явкѣ и исполненію, какъ и вообще духовныя завѣщанія. По мнѣнію, затѣмъ* В. И., выраженному имъ въ его статьѣ—„Даръ или завѣ-' щаніе? (Юрид. Вѣст. 1890 г., кн. 4, стр. 684—688), за духовныя завѣщанія должны быть признаваемы только тѣ дарственныя записи, которыми бы имущество передавалось не во владѣніе, а въ собственность одареннаго послѣ смерти дарителя, и, притомъ, за духовныя завѣщанія должны быть признаваемы такіе акты о недвижимомъ имуществѣ, даже утвержденные старшимъ нотаріусомъ. По мнѣнію Полетаева, выраженному имъ въ его статьѣ — „Дареніе" (Вѣст. Права 1899 г., кн. 5, стр. 103), дарственная запись о недвижимомъ имѣніи, утвержденная старшимъ нотаріусомъ, напротивъ, не можетъ быть почитаема за духовное завѣщаніе, на томъ основаніи, что право собственности на даримое имущество должно переходить къ одаренному съ момента утвержденія записи старшимъ нотаріусомъ, вслѣдствіе чего за духовныя завѣщанія слѣдуетъ считать только такія дарственныя записи, въ которыхъ сдѣлана оговорка объ отсрочкѣ ввода во владѣніе одареннаго подареннымъ ему имуществомъ до смерти дарителя. По мнѣнію, наконецъ, Винавера, выраженному въ его статьѣ—„Дареніе по завѣщанію" (Право 1900 г., № 12), вообще всякій актъ, которымъ передается безповоротно при жизни владѣльца право собственности на имущество другому, долженъ быть почитаемъ за дареніе, совершенно безотносительно къ тому, будетъ ли совершенъ вводъ во владѣніе имъ при жизни дарителя, или нѣтъ, или же и никогда не будетъ совершенъ. Правильнымъ нельзя не считать это послѣднее положеніе, а никакъ не положеніе, высказанное Полетаевымъ, какъ заключающее въ себѣ внутреннее противорѣчіе потому, что вводъ во владѣніе имуществомъ самъ по себѣ въ настоящее время, какъ мы видѣли въ настоящемъ трудѣ въ отдѣлѣ о правахъ вріцныхъ (т. II, изд. 2, стр. 284), не имѣетъ никакого значенія въ отношеніи опредѣленія момента перехода права собственности на имущество отъ одного лица къ другому, почему и оговорка въ актѣ объ отсрочкѣ его совершенія по такому акту не можетъ сама по себѣ имѣть какое-либо значеніе и влечь за собой превращеніе его въ другой актъ по окончательномъ совершеніи его въ томъ порядкѣ, который установленъ закономъ для его совершенія, и вслѣдствіе чего, если уже и признавать возможнымъ считать какіе-либо акты даренія за духовныя завѣщанія, то развѣ только тѣ, которые, представляясь по ихъ содержанію духовными завѣщаніями, только ошибочно названы дарственными записями,, каковые акты ни въ какомъ случаѣ нельзя, однакоже, считать за какія-либо особенныя завѣщанія по. формѣ ихъ совершенія, а слѣдуетъ, напротивъ, признавать за обыкновенныя домашнія или нотаріальныя духовныя завѣщанія, тѣ изъ нихъ, которыя по порядку и формѣ ихъ совершенія представляются тѣми, или другими завѣщаніями, подлежащими, затѣмъ, какъ замѣтилъ Побѣдоносцевъ, представленію къ явкѣ, или, все равно, къ утвержденію по смерти ихъ совершителя на общемъ основаніи, съ цѣлью полученія возможности приведенія ихъ въ исполненіе.