Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/11

Эта страница не была вычитана

ПОНЯТІЕ ПРАВА НАСЛѢД., ЕГО ПРЕДМЕТЪ И ОСНОВАНІЯ ЕГО ВОЗНИКНОВЕНІЯ. 5 гутъ не считаться совершенно правильными, во-1-хъ, утвержденія Змирлова и ІІІершеневича о томъ, что предметомъ права наслѣдованія не могутъ быть и чисто личныя вещныя права на чужую вещь, или личные сервитуты или повинности, заключающіеся въ отдѣльномъ владѣніи и пользованіи чужимъ имуществомъ, все равно—полномъ, или неполномъ, какъ такія права, которыя подлежатъ прекращенію со смертью лида, ими управомоченнаго, и. во-2-хъ, утвержденія какъ ихъ, такъ отчасти Кавелина и сената о томъ, что предметомъ права наслѣдованія не могутъ быть вообще чисто личныя обязательственныя права наслѣдодателя безотносительно къ основанію ихъ возникновенія, т.-е. не только права, вытекающія изъ договора о личныхъ дѣйствіяхъ, но и изъ другихъ основаній возникновенія обязательствъ, какъ, напр., право на алименты и другія подобныя, какъ такія права, которыя подлежатъ прекращенію со смертью лица, ими управомоченнаго. Къ категоріи этихъ послѣднихъ правъ должны быть относимы, впрочемъ, не только обязательственныя права, ими указанныя, но и многія другія, которыя, какъ было указано мной въ отдѣлѣ настоящаго труда „О правахъ обязательственныхъ“ (т. III, изд. 2, стр. 204 и 477), или подлежатъ прекращенію со смертью лица, ими управомоченнаго, или же не могутъ быть и предметомъ цессіи, и именно право на полученіе вознагражденія за убытки, причиненные различными преступленіями противъ личности, указанныя въ 657 и 660—667 ст. X г., затѣмъ, право на полученіе вознагражденія за смерть или увѣчье по правилу 683 ст. X т., право на обратное полученіе дара на основаніи 974 ст. и другія. Какъ на одно, затѣмъ, изъ правъ, не могущихъ быть предметомъ права наслѣдованія, сенатъ (рѣш. 1888 г., № 8) совершенно справедливо указываетъ на право на полученіе пенсіи, на томъ основаніи, что право это, какъ чисто личное, прекращается со смертью лица, имъ управомоченнаго.

Какъ на основаніе, затѣмъ, возникновенія права наслѣдованія у насъ, нашъ законъ указываетъ на законъ, о духовномъ же завѣщаніи онъ говоритъ въ раздѣлѣ „О дарственномъ или безмездномъ пріобрѣтеніи правъ на имущество", какъ объ одномъ изъ способовъ такого ихъ пріобрѣтенія наравнѣ съ пожалованіемъ, дареніемъ и другими, при чемъ онъ до такой степени приравниваетъ духовное завѣщаніе даренію, что въ 991 ст. прямо говоритъ, что такія духовныя завѣщанія, которыми имѣніе при жизни владѣльца укрѣпляется за другимъ лицомъ безповоротно, должны быть признаваемы дарственными записями, и что, наоборотъ, такія дарственныя записи, по которымъ имущество должно поступать во владѣніе другого лица не при жизни, а по смерти дарителя, принадлежатъ къ актамъ завѣщательнымъ. Обстоятельство это послужило для Руднева однимъ изъ основаній къ установленію того заключенія, что по нашему закону духовное завѣщаніе можно считать только за такой актъ отчужденія имущества, на случай смерти, который имѣетъ то же значеніе, какъ и дареніе, и потому можетъ влечь за собой, какъ и всякій актъ отчужденія имущества только частное преемство въ правѣ на него, но никакъ не преемство общее, т.-е. не наслѣдованіе въ немъ, почему къ пріобрѣтателю имущества по завѣщанію не можетъ переходить обязанность платить долги наслѣдодателя. Другимъ основаніемъ этого заключенія, по его мнѣнію, не можетъ не служить также ходъ развитія нашего законодательства о завѣщаніяхъ, которое всегда считало ихъ дарственнымъ актомъ, за каковой оно должно быть почитаемо и на основаніи 1010 ст. X т. нынѣ дѣйствующаго закона, заключающаго въ себѣ опредѣленіе завѣщанія, вслѣдствіе того, что тѣ указы, которые показаны его источниками, не узаконяютъ и не подразумѣ-ваютъ переходъ долговъ по завѣщанію вмѣстѣ съ завѣщаннымъ имуществомъ (О духов, завѣщ., стр. 173—182). Большинство нашихъ цивилистовъ, какъ Неволинъ въ его „Исторіи россійскихъ гражданскихъ законовъ" (Собр. соч., т. V, стр. 285), Мейеръ (Рус. гр. пр., изд. 2, т. И, стр. 473), Сбитневъ въ его статьѣ