Страница:Азия (Крубер, Григорьев, Барков, Чефранов, 1900).pdf/104

Эта страница была вычитана


благоустройствомъ; далѣе, за межой, вы замѣчаете стройные ряды такъ же хорошо выхоленныхъ деревьевъ; все улыбается въ своей нѣжно-зеленой одеждѣ; но здѣсь деревья какъ будто пониже ростомъ — это болѣе юная плантація другого владѣльца. Вы поднимаетесь выше по узкой горной тропинкѣ, и за болѣе или менѣе высокими заборчиками видите безконечное множество чайныхъ плантацій, одну другой чище и красивѣе. Какъ вамъ легко дышется среди этой нѣжной зелени! Здѣсь нѣтъ цвѣтовъ, но зато нѣтъ и міазмовъ, господствующихъ всюду въ Китаѣ и такъ нещадно поражающихъ вашъ носъ въ особенности въ городахъ, биткомъ набитыхъ народомъ. Воздухъ полонъ аромата свѣжей зелени, а легкій вѣтерокъ несетъ съ собой пріятную прохладу. Вы взбираетесь до самой вершины горы, не чувствуя утомленія, а все окружающее только пріятно дѣйствуетъ на ваши чувства. Это большая рѣдкость въ Китаѣ: весь онъ какъ бы потонулъ въ массѣ всевозможныхъ удручающихъ человѣка неудобствъ, всюду торчащихъ когтей нищеты, поражающихъ всякаго, вновь пріѣхавшаго въ Китай и ставшаго лицомъ къ лицу со всѣми его прелестями. А тутъ эти гори, эти какъ бы изолированныя отъ всего Китая дѣти природы, возвышаясь къ небесамъ, уносятъ васъ отъ всего, что уже успѣло такъ наскучить внизу.

Весна великое дѣло для китайца-плантатора, весна — это время его жатвы. Тревожно спится ему весеннею ночью, рано подымаютъ его мысли о своей плантаціи и, выйдя изъ жилья, онъ первымъ дѣломъ пристально смотритъ на небо, боясь увидать гдѣ-либо на горизонтѣ зловѣщую тучу, предвѣщающую ненастье. Непріятны плантатору въ такую пору холода и пасмурное небо; ему нужно солнце, такъ хорошо помогающее его питомцамъ развивать свои нѣжные, бархатистые чайные листочки. Каждый день бдительно наблюдаетъ онъ за ихъ развитіемъ, чтобы не упустить должнаго момента сбора и не даетъ имъ загрубѣть и перерости опредѣленную норму. Но вотъ настаетъ пора сбора: листъ достаточно развернулся, достаточно выросъ и дальнѣйшее его развитіе можетъ послужить только въ ущербъ его хозяину, ибо загрубѣвшій листъ теряетъ нѣжный ароматъ и цѣнится дешевле.

Въ день жатвы вся семья и наемники плантатора, вооружась бамбуковыми корзинами, расползаются по кустамъ собирать листья. Они общипываютъ ихъ до чиста съ каждаго дерева, и голыя вѣточки свидѣтельствуютъ о горькой участи чайнаго дерева, которому никогда не суждено долго щеголять въ своей нѣжной одеждѣ. Собранаые листья складываются въ одну общую корзину цилиндрической формы, поставленную гдѣ-нибудь въ тѣни навѣса, чтобы солнце не высушило собраннаго матеріала. Впрочемъ, онъ не застоится. Изъ матеріала перваго сбора чайные фабриканты приготовляютъ лучшіе сорта чаевъ.